Дрожжи мира

Памяти Вольфганга Паули

Дрожжи мира дорогие:
О.Мандельштам

 

Мир заряжен могуществом Творца.
Джерард Мэнли Хопкинс. Море и жаворонок. Стихи. Перевёл Ян Пробштейн

 

Непостижим и вечен труд творца.
И.Бунин. Сатурн

 

ДРОЖЖИ Википедия

 

Дро́жжи — группа одноклеточных грибов. Объединяет около 1500 видов…. Русское слово «дрожжи» имеет корень «дрож», который восходит к праславянскому «*droždži», производному от звукоподражательного глагола «*drozgati» «давить», «месить». Именно слово «дрожь» (от «дрожать») точно характеризует процессы, происходящие при брожении посредством дрожжей. Английское слово «yeast» (дрожжи) происходит от староанглийского «gist», «gyst», что означает «пена», «кипеть», «выделять газ».

Некоторые виды дрожжей с давних пор используются человеком при приготовлении хлеба, пива, вина, кваса и др…. Пиво египтяне начали варить за 6000 лет до н. э., а к 1200 году до н. э. овладели технологией выпечки дрожжевого хлеба наряду с выпечкой пресного.

Приготовление печёного дрожжевого хлеба — одна из древнейших технологий… в тесте формируются пузыри углекислого газа, заставляющие тесто «подниматься» и после выпечки придающие хлебу губчатую структуру и мягкость

***

Бог создал мир из ничего.
Учись, художник, у него, —
И если твой талант крупица,
Соделай с нею чудеса,

К.Д. Бальмонт. «Бог создао мир из ничего…»

 

Заботлива Божественная мощь.
Ей радостный дивится небожитель.
Оберегает мудро Промыслитель
волну морей и каждый листик рощ.

В. Набоков . Ангелы. 4 Господства

***

Он явился вовремя, абсолютно точно. Но в их большой аудитории было почти пусто присутствовал один лишь Наставник. Не было никого из их многолетней группы духовных друзей… Никого… Учитель, который в различной обстановке принимал соответствующий облик, сейчас решил вернуться к изначальному, в сущности, к официальному — сферическому шару с темно голубым свечением:

— Ну что, спорщик, доигрался? Вся ваша группа решительно отказалась общаться с тобой, устала….

— Но ведь я только старался найти истину…

— Не совсем так. Ты был не просто полемистом. Параллельно ты вовлекал своих духовных друзей в яростные споры, принимавшие, зачастую, оскорбительный характер. Ты бывал не столько безобидным спорщиком, сколько забиякой, вздорщиком, встречником-поперечником, ему слово, а он — десять, логозой, скандалистом и казуистом, наконец. И этому, естественно пришел конец.

— Но я…

— Теперь не важно, что ты скажешь. Дело в том, что это второй случай в твоей жизни в Тонких Мирах и вопрос перешел в совсем иную плоскость. Как ты знаешь, души людей разделены на положительные души, принадлежащие Богу, и отрицательные души, принадлежащие Дьяволу. Твое поведение подталкивало нас к тому, чтобы перевести тебя в отрицательную епархию. Но вмешался Бог и решил, что ты —перфекционист. Как ты знаешь,— это человек, стремящийся к совершенству. Но перфекционизм в больших дозах опасен для здоровья — он превращается в яд, отравляя жизнь этого человека и его окружения. И Господь решил, что отчасти, тебя можно понять, но только отчасти, грубость и высокомерие непростительны. Поэтому, в конечном итоге, было принято решение предоставить тебе выбор: или идти в отрицательную иерархию к Дьяволу, или пройти воплощение, начать новую жизнь на Земле, и исправить свои недостатки. Я думаю, что ты выберешь второе?

Понурый вид и твердое «Да» было ему ответом.

— Хорошо. Я принял твое решение. Теперь, надо завершить тему наших, по существу, тобою сорванных, занятий на сегодняшний день. Ты знаешь, что последнее время мы занимались проблемами Творения. Мы изучали многие стороны этого великого Процесса Созидания, осуществляемого Всевышним. Господь сотворил Вселенную. Всевышний был до образования им Вселенной, Всевышний определяет мир сейчас. Всевышний будет и после завершения Им Его Проекта Вселенной! Завершим этот курс мы завтра, естественно, тет-а-тет. На сегодня это всё

Завтра они встретились там же и в том же составе, и Учитель не терял времени:

— Так вот, Спорщик-Ругатель, твой вопрос согласован на всех уровнях. А именно, ты направляешься в Европу, в Австрию и «родишься» в обеспеченной семье врача и профессора химии Вольфганга Йозефа Паули и журналистки Берты Камилла Паули. Состояние этой семьи достаточно, и обеспечит тебе творческую атмосферу детства и возможность получения высшего образования в лучших университетах. Это важно для тебя и для Нас, поскольку Тонкий Мир поручает тебе содействовать развитию физики Земли, по меньшей мере, в понимании процессов творения твердых тел. Это будет твоя программа —минимум. Кроме того, нам интересно, сумеешь ли ты совладать со своим бурным темпераментом перфекциониста, то бишь, встречника-поперечника. Воплощение твое состоится через неделю и будет это 25 апреля 1900 года по времени Земли. А сегодня —наше последнее занятие, и я объясню тебе, как Господь создавал металлы.

Вообще говоря, атом состоит из ядра и окружающего его электронного «облака». Находящиеся в нем электроны несут отрицательный заряд. Протоны, входящие в состав ядра, несут положительный заряд. Практически вся масса атома сосредоточена в его ядре, так как масса электрона составляет всего лишь 1/1836 часть массы протона. Плотность вещества в ядре фантастически велика —порядка 1013 — 1014 г/см3. Спичечный коробок, наполненный веществом такой плотности, весил бы 2,5 миллиарда тонн! Линейные размеры атомов очень малы: их радиусы составляют от 0,3 до 2,6 ангстрема (1 ангстрем = 10–8 см). Радиус ядра около 10–5

ангстрема, то есть 10–13 см. Внешние размеры атома — это размеры гораздо менее плотного электронного облака, которое примерно в 100000 раз больше диаметра ядра. Атом получается совершенно пустым.

Возьмем для примера один кубический метр одного из основных материалов строительства и индустрии Земли, железо. — Да вот он за прозрачной, но непроницаемой стеной. Вес этой громадины 7.874 тонны. Атом железа состоит из положительно заряженного ядра (+26), внутри которого есть 26 протонов и 30 нейтронов, а вокруг, по четырем орбитам движутся 26 электронов. Объём ядер всех его атомов в одном кубическом метре железа в кубических миллиметрах совершенно ничтожен:

2×10-5 мм-3

Все остальное пространство этого куба — абсолютно пустое. Размер электронов, не превышающий 10−20 см при радиусе атома железа 4.0 1013 см, во внимание принимать не следует.

Так вот, как же Господь превратил эту ничтожную пылинку ядер и невидимое множество электронов в массивную громадину железа? Признаюсь сразу, что пословица «Пути Господа неисповедимы» равно функционирует и на Земле, и в Тонких Мирах. Всех деталей процесс я не знаю, и меня сегодня будут вести более продвинутые Старшие Коллеги. Но я, с их помощью, расскажу тебе основные принципиальные позиции. Демонстрировать их я буду на пустом кубе, который постепенно превратится в монолитный железный блок.

Господь управляет ядрами и электронами посредством так называемых Ордонансов (Ордона́нсы (фр. ordonnance — приказ) — королевские указы во Франции и Англии, имевшие силу государственных законов). Подобный Ордонанс бесконтактен и немедленно осуществляется одной лишь мыслью Господа в указанном им пространстве или в области, перекрываемой прямым или мыслительным Взором Творца. Поскольку мысль Господа сильнее любой материи, в нашем частном случае, это выглядит так:

Ордонанс I. Создать и ввести в пустой куб количество ядер атомов железа, необходимых для его заполнения. Код мне неизвестен, знают его и произносят мои старшие коллеги. Мы ничего при этом не видим в пустом кубе, но можно не сомневаться — приказ выполнен.

Ордонанс II. Создать количество электронов, необходимое для электронных оболочек всех атомов железа.

Ордонанс III. Придать всем электронам вращательное орбитальное движение, ввести их в куб и создать четыре орбиты вокруг каждого ядра.

И тут Спорщик не выдержал и завопил:

— Появился куб, точнее его нижняя, примерно, двадцатая часть!..

— Верно,  — подтвердил Учитель. — появилось нечто видимое, но это еще не железо и не всё. Дело в том, что Ордонанс III создал лишь своего рода зародыш железа — все электроны будущего атома скопились на одной, первой орбите, потому что это энергетически выгодно. Коды Ордонансов II и III мне тоже неизвестны и их произносят мои старшие коллеги. Зато дальнейшие три Ордонанса и коды к ним я знаю, могу ими пользоваться и… научу тебя.

Ордонанс IV. Создать вращательное движение всех электронов вокруг своей оси. Половина электронов вращается против, а вторая половина — по часовой стрелке. Микроскопическая бусина с осью, эдакий крошечный электрический волчок! Иногда, этот волчок называют квантовым числом у которого есть всего два значения — то самое вращение по и против часовой стрелки. Код этого ордонанса таков, запоминай — и он начертал, повисшие в пространстве, тридцать цифр — запоминай. К удивлению Спорщика, он почувствовал эти цифры, вросшими в него…

Ордонанс V. Создать систему из трех иных квантовых чисел (главное, орбитальное и магнитное). Запоминай Код из других тридцати цифр!

Все это время никаких других изменений в кубе Спорщик на замечал — по-прежнему он был заполнен чем-то мутным на одну двадцатую часть.

— Теперь самое главное, вообще, и для тебя, в частности. Не смотри на меня так удивленно! Я не оговорился. Почему «для тебя»? Потому что именно ты познакомишь землян с этими принципиальными явлениями. Для землян это будет крупным шагом в новую для них науку — квантовую механику. Сейчас куб заполнен на одну двадцатую. Нам его нужно заполнить полностью и превратить, собственно, в металл. Для этого нужно заселить остающиеся пустыми в железе еще три орбиты. А для этого жизнь всех 26 электронов на первой орбите должна быть сделана для них невыносимой. Именно это и осуществляет Ордонанс VI или Ордонанс Запрета: На каждой орбите не может быть двух электронов с одинаковой совокупностью квантовых чисел.

— Как только я произнесу код — запоминай эту шеренгу цифр, и тотчас же смотри на куб.

— О, Боже, — промолвил Спорщик, — да куб железа заполнился и стал поблескивать металлом!

— Верно! Ордонанс Запрета чем-то похож на земные дрожжи! При приготовление печёного дрожжевого хлеба в тесте формируются пузыри углекислого газа, заставляющие тесто «подниматься» и после выпечки придающие хлебу губчатую структуру и мягкость. Поскольку, грубо говоря, радиус четвертой орбиты электронов в атоме железа, не менее, чем в шестнадцать раз больше, чем у первой,

Ордонанс Запрета, расселяя электроны по всем орбитам, по меньшей мере, в 16 раз увеличивает диаметр атомов. Примерно так же возрастает и общий объем железа. Именно Ордонанс Запрета позволяет создавать эту удивительную ажурную структуру металла. Это снаружи для нас он монолитен. В действительности, он, практически, пуст. Таким образом, Инструмент Господа — Ордонанс Запрета «накачивая» атомы и, тем самым, весь металл пустотой, конструирует легчайшие конструкции, гигантские по сравнению с ядрами и электронами.

«Благодаря» Ордонансу Запрета существует химия и все разнообразие веществ в природе. Дело в том, что, если бы Ордонанса Запрета не существовало, то все электроны в атоме занимали бы самую «выгодную» позицию — нижний уровень. Но благодаря ему, электроны в атоме «вынуждены» занимать более высокие уровни, тем самым заселяя различные электронные оболочки, и, что самое главное, последнюю. Именно находящиеся на ней электроны определяют химические свойства атомов (валентность).

Ну и предпоследний опыт. Я произношу код Ордонанса Запрета со знаком минус. Смотри — начинка куба мгновенно упала до одной двадцатой. Я показываю тебе это, чтобы ты понял. Но в будущем не Земле делать это не следует — это может привести к совершенно нежелательным событиям. —Знай Учитель о том, как откликнется этот эпизод через 20-30 лет, думаю он бы пожалел о своей откровенности… — Произношу код Ордонанса Запрета со знаком плюс и перед нами опять монолитный куб железа!

— Ордонанс IV и Ордонанс Запрета и будут твоим вкладом в науку Земли! Моей мощности для этой процедуры достаточно. Твоей —нет! Все что ты можешь сейчас и сможешь в будущем после амнезии, это проводить аналогичную операцию с несколькими тысячами атомов. И естественно, память о сегодняшнем занятии, в некоторой степени, у тебя сохранится.

***

Во многом знании — немалая печаль,
Так говорил творец Экклезиаста.
Я вовсе не мудрец, но почему так часто
Мне жаль весь мир и человека жаль?

Я разве только я? Я —только краткий миг
Чужих существований. Боже правый,
Зачем Ты создал мир, и милый, и кровавый,
И дал мне ум, чтоб я его постиг!

Николай Заболоцкий
«Во многом знании —немалая печаль».

Учитель из Тонкого Мира правильно назвал дату рождения Спорщика на Земле —25 апреля 1900, Вена и новое имя Спорщика —Вольфганг Паули. Прав он был и в отношении «Состояние этой семьи достаточно, и обеспечит тебе творческую атмосферу детства и возможность получения высшего образования в лучших университетах.». Однако, что касается душевной атмосферы этой семьи… тут он был или не информирован, или, попросту, умолчал. Семья была крайне сложной, можно сказать и так —с нравственным надломом. Судите сами:

«Вольфганг Эрнст Паули вырос в семье, где католичество „наслоилось“ на иудаизм… Отец Паули Вольфганг Пашелес по окончании медицинского факультета Пражского университета и получения в 1893 году докторской степени работал в Вене практикующим врачом. В 1898 году он сменил фамилию на Паули, в 1899 принял католицизм и женился на Берте Камилле Шютц, дочери редактора влиятельной венской газеты „Новая свободная пресса“. В 1900 году в семье Вольфганга и Берты Паули родился первенец —Вольфганг Паули-младший. Вскоре после рождения сына Паули-старший оставил медицину и занялся химией, дослужившись в 1922 году до звания профессора коллоидной химии Венского университета и должности директора специально для него созданного Института медицинской коллоидной химии медицинского факультета Венского университета. В 1927 году мать Паули, к которой он был очень привязан, покончила жизнь самоубийством. Спустя год, в 1928, отец снова женился.» [1]

Эти обстоятельства 1927-28 годов сыграли трагическую роль во всей последующей жизни великого ученого. Но по порядку. Во́льфганг Эрнст Па́ули в 1910–1918 годах учился в престижной, пафосной венской федеральной гимназии Деблингер, где заслужил репутацию вундеркинда. Класс Паули особо отличился, дав сразу двух Нобелевских лауреатов: вместе с Вольфгангом учился и Рихаврд Кун, получивший своего «Нобеля» по химии семью годами раньше одноклассника. Но и в этой среде Вольфганг слыл гением. Рассказывают, что однажды на уроке физики учитель сделал на доске ошибку, которую не смог отыскать, и в отчаянии воззвал: «Паули, ну скажите наконец, в чём ошибка! Вы наверняка уже давно её нашли». Осенью 1918 года Вольфганг поступил в Мюнхенский университет, который в те времена был очень сильным. Основным направлением Паули было изучение теоретической физики. Его наставником стал известный физик Арнольд Зоммерфельд «делатель нобелевских лауреатов», который сразу же «катапультировал» гения в большую физику. По просьбе Зоммерфельда уже на втором курсе 20-летний Паули написал обширный обзор для «Физической энциклопедии», посвящённый общей теории относительности, и эта монография до сих пор остаётся классической. С этой работы начинается общеевропейская известность Паули. Кроме этого, Зоммерфельд «подарил» Паули друга на всю жизнь — Вернера Гейзенберга. — тоже студента Зоммерфельда.

В одном из своих последних писем, написанных незадолго до смерти, Паули упоминал о своём «жизненном кризисе (1930-31) годов». Речь идет о том, что, в конце 1920-х годов наступил тяжёлый кризис в личной жизни Паули. В 1927 году его мать покончила с собой. Отец повторно женился, и его отношения с сыном заметно ухудшились. В 1929 году Вольфганг Паули женился на балерине Кэте Деппнер (Käthe Margarethe Deppner), В следующем 1929 году Паули отошёл от католичества и женился, но его брак распался, не продлившись и года. Жена ему изменяла, а затем и вообще ушла к своему старому приятелю, и в 1930 году супруги разошлись. У Паули началась депрессия, именно тогда он начал общение с психоаналитиком Карлом Густавом Юнгом, резко порвал с католической религией и стал злоупотреблять алкоголем. «Паули срочно требуется помощь психолога. Он мог бы поехать на лечение из Цюриха в родную Вену. Там Фрейд за 50 крон в час (недельное жалование инженера) уложил бы его на кушетку с одеялом в ногах, на случай внезапного озноба. И усевшись за изголовьем, чтобы его не было видно, применил бы к нему метод „свободных ассоциаций“. Он не стал бы расспрашивать Паули, в чем причина его нервных срывов, пьянства и депрессии. Или почему он панически боится ос. Он предложил бы говорить все, что придет на ум. В расчете на то, что рано или поздно пациент затронет болезненную тему, от которой след вытесненных мыслей, петляя между прошлым и настоящим, неумолимо приведет к эдипову комплексу. Тайному желанию отомстить отцу за смерть матери, которая отравилась из-за отцовской измены, предав любовь сына. И проекции этой любви на бывшую жену, танцовщицу кабаре, которая, как и мать, оставила его ради другого, тоже химика, как и отец.» [2]

Но в 1932 году Паули прошел пятимесячный курс психоанализа у Карла Густава Юнга, затем еще три месяца самоанализа. После этого работу с ним продолжил сам Юнг, занявшийся анализом сновидений Паули.

В 1934 году Паули вторично женился — на Франке Бертрам (Franziska «Franca» Bertram, 1901–1987), этот союз оказался более успешным, чем первый, хотя детей у супругов не было. Они любили слушать музыку, посещали театр. Хобби Паули были одинокие прогулки на дальние расстояния. Кроме того, он любил рыбачить и совершать походы в Альпы.

***

Открыло им закон свой Божество,
В. Набоков. Ангелы. 6. Господства

Как видим, ни о чем подобном Учитель из Тонких Миров не знал и Спорщика не предупреждал. Но в самом главном, он был прав. Амнезия полностью заслонила от Паули его жизнь в Тонких Мирах. Напомню Читателю, что, вообще говоря, амнези’я (от др.-греч. à —отрицательная частица и μνήμη —память) —заболевание с симптомами потери памяти, особенно на недавние важные события, или неполных воспоминаний о произошедших событиях. Между тем, именно этой или подобной ей процедуре подвергаются все, без исключения души, претерпевающие Воплощение. Но последняя беседа с Учителем была покрыта мраком амнезии лишь отчасти и то, что называется Ордонансом IV и Ордонансом VI Запрета всегда находилось почти у самой кромки памяти, покрытой мглою, пеленою, марью амнезии и было готово всплыть на поверхность, лишь только появятся соответствующие атмосфера и повод. И когда они возникли, Паули незамедлительно сработал —Ордонанс IV был воплощен в реальность земной науки!

В 1922 г. был описан опыт Штерна-Герлаха, который обнаружил пространственное квантование направления магнитных моментов у атомов. Впоследствии, в 1927 г. это было интерпретировано Паули, как доказательство существования спина у электронов. (Спин т англ. spin, буквально — вращение, вращать (-ся)) — собственный момент импульса электрона. — Помните: «микроскопическая бусина с осью, эдакий крошечный электрический волчок»). Но путь от 1922 до 1927 года был непростым.

В 1924 г. Вольфганг Паули ввёл двухкомпонентную внутреннюю степень свободы для описания эмиссионных спектров валентного электрона в щелочных металлах. Пользуясь спортивной терминологией, тем самым он ввел в квантовый мир совершенно нового игрока —собственный момент импульса электрона. Это было Звёздным часом Паули —по существу, он открыл новое квантовое число (позднее названное спином). Физическая интерпретация спина у электрона была неясна с самого начала (кстати, неясна она и сегодня). В 1925 г. Ральф Крониг (ассистент известного физика Альфреда Ланде) высказал предположение о спине как результате собственного вращения электрона. Однако, согласно Паули, в таком случае поверхность электрона должна вращаться быстрее скорости света, что кажется невероятным. Тем не менее, осенью 1925 г. Дж. Уленбек и С. Гаудсмит постулировали, что электрон обладает спином, и спиновым магнитным моментом, равным магнетону Бора. Это предположение и было принято научным сообществом, поскольку удовлетворительно объясняло известные факты. Окончательно в квантовую механику спин был введен Паули в 1927 году. Для читателя не физика уже сказанное выше звучит, как:

Чёрная Королева покачала головой:
— Вы, конечно, можете называть это чушью,
но я-то встречала чушь такую,
что в сравнении с ней эта кажется толковым словарём.

Л. Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»

И действительно, на строго научном языке это звучало бы еще «забористей»: «В 1927 г. Паули модифицировал открытое ранее Шрёдингером и Гейзенбергом уравнение Шрёдингера с целью учёта спиновой переменной… Модифицированное таким образом уравнение носит сейчас название уравнение Паули. При таком подходе у электрона появляется новая спиновая часть волновой функции, которая описывается спинором — „вектором“ в некотором абстрактном спиновом пространстве». Этот последний абзац читатель может без малейшего ущерба для себя пропустить.

Не замедлил реализоваться и Ордонанс Запрета. Бывший Спорщик Тонкого Мира, не колеблясь, «Раздвинув локтем тумана дрожжи, » (Маяковский В.В. «За женщиной»), ворвался в физику Земли и утвердил в ней один из Божеских Инструментов Создания материального Мира — Ордонанс Запрета из Тонких миров. Теперь, в Земной физике он назывался принципом запрета Паули. Да, да! Чудеса, да и только, но теперь это — величайшее открытие в физике, При́нцип Па́ули (принцип запрета) — один из фундаментальных законов квантовой механики, согласно которому два и более электронов не могут одновременно находиться в одном квантовом состоянии. Читают его и так: на одной орбитали одновременно могут находиться только 2 электрона, причем с противоположными спинами. Проще всего представить себе, в чем именно заключается принцип Паули, (Джеймс Трефил «200 законов мироздания» [3]), если сравнить электроны с автомобилями на многоярусной крытой стоянке. В каждый бокс помещается только одна машина, а после того, как все боксы на нижнем этаже стоянки заняты, автомобилям приходится в поисках свободного места заезжать на следующий этаж. Так же и электроны в атомах — на каждой орбите вокруг ядра их помещается не больше, чем там имеется «парковочных мест», а после того, как все места на орбите заняты, следующий электрон ищет себе место на более высокой орбите.

Складывается совершенно необычная ситуация: принцип Паули есть, а ответа на вопрос «Какова природа принципа Паули» —нет! Другими словами, ученым Земли непонятно, зачем он нужен, и кому он нужен, этот принцип Запрета Паули? Вот как оценивается ситуация с принципом Паули: «Принцип запрета, сформулированный Паули — один из самых удивительных эдиктов во Вселенной, и тем не менее он пользуется дурной славой: даже лучшие попытки физиков объяснить его на понятном всем языке терпели неудачу» [4]

Ясно одно: на Земле этого ответа не может быть до тех пор, пока его, как говорят днем с огнем, разыскивают ученые — материалисты. Между тем, ответ прост: Принцип Запрета Паули, а в действительности, Ордонанс Запрета нужен Создателю, Господу Нашему!

Все прозрачно! Ордонанс Запрета, известный на Земле, как Принцип Запрета Паули, является одним из важнейших инструментов Господа Нашего по созданию Им материального мира. Величайший Конструктор и Инженер, Всевышний использует ничтожнейшее количество вещества для строительства огромных материальных миров, и, в частности, Земли. Основная идея заключается в том, чтобы с помощью квантовых законов создавать материальные вещества, в которых ничтожные по размеру частицы (ядра и электроны) разнесены на огромные по сравнению с из размерами расстояния и объединены воедино мощными электромагнитными полями. В основу этого положены принципы своего рода экспансии электронов, требующих «жизненного пространства». Кто бы мог подумать, что крошечный электрон —энергичный завоеватель, оккупант, агрессор, интервент — эдакий Александр Македонский, стремящийся захватить окружающее пространство и увеличить размеры «своей империи», то бишь своего материального тела.

Именно этот принцип запрета позволяет объяснить, почему электроны в атоме не «падают» с высоких орбит на низкие и «не собираются в кучу». Почему образуются внешние оболочки, которым нет цены! Поскольку в химической связи участвуют только электроны внешних оболочек, называемые валентными, это означает, что именно Ордонанс Запрета, известный как принцип Паули, лежит в основе образования химической связи. Поэтому, если он не будет соблюдаться, то не будут образовываться химические связи и соединения: атомы будут соединяться и мгновенно снова разлетаться.

Интересная ассоциация между физикой — наружные валентные электроны определяют химический облик элемента, — и искусством. Согласно Майе Плисецкой: «Внешняя оболочка лепит образ. По ней мы строим свое восприятие личности».

Агрессивность электрона проявляется и в том, что у Принципа Паули имеется младший брат —Правило Хунда, сформулированное Фридрихом Хундом в 1925 году. Оно действует в квантовой химии и ориентировочно формулируется следующим образом: «в каждой из орбиталей подслоя заполняется сначала один электрон, а только после исчерпания незаполненных орбиталей на эту орбиталь добавляется второй электрон». Для запоминания правила Хунда (на студенческом жаргоне — «собачье правило») существует мнемоническое «правило трамвайного вагона»:

Ты приглядись, решив присесть,
К местам трамвайного вагона:
Когда ряды пустые есть,
Подсаживаться нет резона.

Принцип Паули, лежащий в основе систематики заполнения электронных состоя­ний в атомах, позволяет объяснить Периодическую систему элементов Д. И. Менделеева (1869) — фундаментального закона природы, являющегося основой современной химии, атомной и ядерной физики. «Благодаря» принципу Паули существует химия и все разнообразие веществ в природе: Если бы принципа Паули не существовало, то все электроны в атоме занимали бы самую «выгодную» позицию — нижний уровень. Соответственно два разных атома с разным числом электронов не различались бы по своим электронным оболочкам.

В 1945 г. Паули был награжден Нобелевской премией по физике «за открытие принципа запрета, названного его именем». Кто-то назвал эту нобелевскую премию «меганобелевской». Он не присутствовал на церемонии вручения премии, и ее от его имени получил сотрудник американского посольства в Стокгольме.

***

Высокая мера. Мерить высокой мерой.
Марина Цветаева. Дневниковая проза.
О высокомерии

 

А сердцу, может быть, милей Высокомерие сознанья,
Иннокентий Анненский. Что счастье?..

 

Следишь высокомерным взором.
Марина Цветаева. Волконскому (1921)

 

И я еще понять должна –
Любить тебя иль ненавидеть.
Аннета фон Дресте-Гальсгаф

Уважаемый Читатель помнит, что конфликт между членами группы — духовными коллегами и друзьями, с одной стороны, и Спорщиком, а Тонком Мире возник в результате его довольно резкого, а порой и грубого, и оскорбительного обращения с товарищами в процессе инициированных им же яростных споров. В результате возникла настолько неприятная ситуация, что Спорщик-Ругатель мог быть передан в отрицательную систему к Дьяволу. Спас его Господь, отнеся его конфликтные качества к проявлению свойственного ему, Спорщику, перфекционизма. Учитель из Тонкого Мира сказал ему тогда: «нам интересно, сумеешь ли ты совладать со своим бурным темпераментом перфекциониста, то бишь, встречника-поперечника».

Так вот, оказалось, что Вольфгангу Паули это было не по плечу! Изменить свой темперамент и отношение к людям он не смог! Он был действительно перфекционист и его называют отцом квантовой физики. Вот что пишет о нем энциклопедия «Лауреаты Нобелевской премии»: «Он подвергал собственные работы такому беспощадному критическому анализу, что его публикации фактически свободны от ошибок. Коллеги называли его «совестью физики».

Если попытаться просуммировать мнение коллег о его отношении к членам научного сообщества, то получится вот такой ряд:

Несмотря на свой чудовищный эгоизм, Паули был одним из влиятельнейших физиков XX века. [5])

Вольфганг Паули прославился не только блестящим умом, но и неразборчивой грубостью, или, точнее, бескомпромиссной прямотой. Коллеги называли его «бичом Божьим» [6].

Паули был не прочь, встать на лекции и сообщить лектору, что он говорит полную ерунду, невзирая на то, кто он и какова его репутация. [5]

Он не питал ложной почтительности к авторитетам, его суждения отличались парадоксальностью, вносившую в дискуссии остроту и непримиримость [7]

В личном общении Паули было не особенно свойственно выбирать вежливые способы выражения своих мыслей или «сластить пилюлю». [7].

«В общении часто проявляет активность, напористость. Иногда даже бывает подчеркнуто грубым и вульгарным». [7]

«Он был нетерпим к туманным аргументам и поверхностным суждениям». и безжалостно критиковал ошибки своих коллег. Он часто отзывался о работах как о «совсем неверных», либо комментировал примерно так: «Это не только неправильно, это даже не дотягивает до ошибочного!».

Даже работы друзей получали от него жестокие характеристик. Поговаривают, что после того, как Гейзенберг представил Паули свою новую теорию, он через некоторое время получил письмо от Паули. В письме был нарисован квадрат с пометкой «Я могу рисовать как Тициан», а внизу письма мелким почерком было приписано: «Не хватает только деталей» [8].

Гейзенберг, один из лучших друзей Паули, терпеливо сносил всю его язвительность, потому что Паули не только бранился, но и очень быстро умел определить, что в работе шло не так: «Я не считаю, сколько раз он обозвал меня идиотом или как-нибудь еще. Главное — что это мне очень помогло».

Рассказывают, что Вольфганг Паули сказал по поводу идеи одного из своих коллег: «Данное утверждение не является истинным. Более того, оно даже и не ложно.»

Типичными реакциями Паули, вошедшими в физический фольклор, были следующие: «Очень глупо. Вы всё ещё здесь?» или «Полностью неверно. Вы опять несёте чепуху. Конечно, снова неверно». А похвала зачастую звучала примерно так: «Разве я не говорил об этом раньше? Это можно сделать лучше». [7]

В 1919 году Эйнштейн (тогда в зените своей славы) прочёл лекцию, на которой присутствовал ещё совсем юный Паули… В конце лекции Паули встаёт и заявляет: «А знаете, то, что доктор Эйнштейн говорит, далеко не глупо» [1]. Или он мог приехать в Гёттингенский университет «… ничего не рассказать, никого не послушать, а оставить на столе Борна записку: «Был в Геттингене. Пирожные и пиво превосходные. Физика, как всегда, никуда не годится»

Общение Паули с ассистентами протекало в том же духе. «Вайскопф вспоминает, что случилось, когда он прибыл в Цюрих и заглянул к Паули в кабинет:

«В конце концов он поднял голову и спросил: «Кто вы такой?» Я ответил: «Я Вайскопф. Вы пригласили меня быть вашим ассистентом». На что Паули произнес: «Ну да. Я хотел бы видеть на этом месте Бете, но он занят физикой твердого тела, которая мне не нравится, хотя я сам ее и создал». Далее по разным источникам [6] беседа содержала вот какие элементы:

«Я пытался заполучить Бете, но он был занят, так что приходится иметь дело с вами. Найдите себе место, где сидеть, и приходите через месяц показать, что вы там сделали». Через месяц, глядя на работу, которую ему представил Вайскопф, Паули сказал со вздохом: «Всё-таки надо было постараться уговорить Бете» или «И все-таки стоило взять Бете». В аналогичной ситуации Феликс Блох «получил более подробные инструкции: «Сделайте мне теорию сверхпроводимости». Блох уселся за работу и через десять дней принёс плоды своих трудов Паули, которому не понадобилось и десяти минут, чтобы разнести их в клочья. Вторая и третья попытки имели ту же судьбу. За своё пребывание в Цюрихе Блох сделал десяток подобных попыток…» Типичность подобных реакций отражена в другом анекдоте про Паули. «После смерти Паули встречен в раю самим Богом, который говорит ему: «Паули, ты был хорошим человеком и хорошим физиком. Скажи, чего бы тебе хотелось?» —»О, Боже, мне очень хотелось бы узнать тайну Вселенной, я её искал всю жизнь». —»Это просто», — говорит Бог. Он ведёт Паули к доске, берёт кусок мела и пишет три формулы. «Вот и всё», —говорит он. Паули смотрит на формулы, качает головой и произносит одно слово: «Dummkopf» (глупец)» [7]

Про известного физика Пайерлса Паули отзывался так: «Он говорит так быстро, что пока успеешь понять, о чем речь, тот уже утверждает обратное.» [6]

Людям свойственно задавать вопросы. Поэтому Курт Воннегут в «Колыбели для кошки» пишет:

Тигру надо жрать,
Порхать-пичужкам всем,
А человеку-спрашивать:
«Зачем, зачем, зачем?»
Но тиграм время спать,
Птенцам-лететь обратно,
А человеку —утверждать,
Что все ему понятно.

В связи с этим, Виктор Вайскопф рассказывал о своей работе с Вольфгангом Паули:
— Работать с Паули было восхитительно, абсолютно восхитительно! Ему можно было задавать любые вопросы, не боясь, что они покажутся ему идиотскими. Дело в том, что он считал идиотскими любые вопросы.

Когда Паули в возрасте 23 лет приехал в Копенгаген в «институт Бора», его отец выразил надежду, что тот не только получит у Бора знания по физике, но и научится у него хорошим манерам.

Однако ситуация сложилась иной и иногда можно было наблюдать такую беседу между Нильсом Бором (1885-1962, нобелевская премия 1922 г.) и его более молодым коллегой Паули во время обсуждения какой-нибудь научной проблемы.

Паули:

«Замолчите! Не стройте из себя дурака!»

Бор, пытаясь объяснить свою точку зрения:
«Но, Паули, послушайте…»

Паули:
«Нет. Это чушь. Не буду больше слушать ни слова».

Пауль Эренфест (1880-1933) и Паули познакомились на одной из научных конференций. Паули вел себя довольно неучтиво, и не выдержавший Эренфест сказал:«Ваши печатные труды мне нравятся намного больше, чем вы сами». Ответ Паули был убийственным: «Странно! А мне как раз наоборот!». Впоследствии, Эренфест называл Паули «die Giessel Gottes», — «кара Господня».
Помимо блестящих способностей у Паули был и довольно острый язык. Одному из своих коллег-физиков он заявил:
«Я ничего не имею против того, что вы медленно соображаете, но я не выношу, когда вы печатаете свои статьи быстрее, чем их обдумываете».
Однажды Паули сравнил чувства людей, их наиболее уязвимые места, с мозолями. Он сказал:
«В конечном итоге, самый лучший способ наладить с человеком хорошие отношения —это как можно чаще наступать ему на мозоли, пока он не привыкнет».

Вольфганг Паули славился способностью мгновенно проникать в суть теоретических построений своих коллег и находить в них ошибки и неясности (Из книги А.Азимова. Паули в раю). Неудивительно, что господь с нетерпением поджидал его в раю, куда Паули попал в 1958 г.

— Полагаю, — сказал господь, — в физике многое так и осталось для вас неизвестным, и вы не прочь узнать истину.

— Да, создатель, — ответил Паули. — Честно говоря, мне безумно надоели бесконечные заблуждения моих коллег. Меня, например, всю жизнь волновало, почему масса протона ровно в 1836,11 раз больше массы электрона, а заряды у них одинаковые. Откуда берется такое нелепое число? Наверняка этому есть какое-то объяснение. Однако, все теории, посвященные этой проблеме, не стоили и ломаного гроша.

— Ну, что ж, вот объяснение, изложенное на привычном вам языке квантовой механики ХХ века, — сказал господь и протянул Паули пачку исписанных листов.

Тот жадно пробежал написанное, заглянул на первую страницу, потом на четвертую, и со вздохом вернул пачку:

— О боже, опять не то!

В кругах его коллег ходила по этому поводу такая шутка: «После смерти Паули удостаивается аудиенции у Бога. Паули спрашивает Бога, почему постоянная тонкой структуры равна 1/137. Бог кивает, идёт к доске и начинает со страшной скоростью писать уравнение за уравнением. Паули смотрит сначала с большой удовлетворённостью, но вскоре начинает сильно и решительно отрицательно качать головой». По другим версиям: Паули воскликнет: «Совершенно неверно!»

По воспоминаниям современников «С Паули всегда были связаны отчаянные споры и обязательно какая-нибудь смешная история. Он обладал легендарной славой в обнаружении слабых точек в теории, и спорить с ним было очень трудно. К тому же считалось, что Паули всегда прав, и потом до ужаса прямолинейные замечания Паули вершили спор. А чтобы спор не возобновлялся, он мог, не меняя выражения лица, всё в том же повышенном тоне спора рассказать солёный анекдот» [7].

И действительно, при том, что этот «отъявленный спорщик» [7] был особенно щедр на ругательства, ему присуще особое чувство юмора и обаяние. «Однажды он (Паули) написал Бору о какой-то проблеме, и вежливый Бор сразу ответил: «Спасибо за письмо, по существу отвечу в четверг». Месяц спустя, всё ещё не получив ответа, по существу, Паули написал Бору: «Дорогой профессор Бор, не обязательно писать в четверг, подойдёт любой другой день недели» [1]. «Паули и в письмах был также остёр, остроумен и бескомпромиссен, как и в жизни» [7].

Вольфганга Паули боялись все, даже Нильс Бор, который комментировал эту всеобщую боязнь так: «Мы боимся не столько Паули, сколько боимся признаться себе в том, что в действительности нам нечего бояться его».

Несмотря на все сказанное выше, современники называли ученого «совестью физики», «чистой совестью физики», и отцом квантовой механики.

А теперь главный вопрос: Доволен ли был Тонкий Божественный Мир поведением Паули на Земле? Ответов — два. Как ученый, Паули безусловно оправдал надежды Господа!

Как человек, думаю, что нет! Дело в том, что Паули неуважительно относился к человеку, как Божьему Созданию: «Очень глупо. Вы всё ещё здесь?». Или «… самый лучший способ наладить с человеком хорошие отношения —это как можно чаще наступать ему на мозоли, пока он не привыкнет». Ведь в эти формулы входило преднамеренное причинение человеку унижения и боли. Ведь еще в Тонком Мире примерно эти же обстоятельства могли привести к перемещению Спорщика в отрицательную систему к Дьяволу… К сожалению, выводов из этого Спорщик-Ругатель, а уже на Земле — Вольфганг Паули, не сделал или не смог справиться с собой… Никто не знает, как сложилась жизнь Спорщика в Тонком Мире в будущем, однако, на Земле он прожил сравнительно недолго (58 лет). Возможно, это игра случая… Но ведь у Господа нашего случаев нет…

***

Весь мир не так прост
И дьяволу есть место
И ангелам есть.
Э.Э.Камингс

Сама поутру разрушу
Творение свое.
Марина Цветаева

Подавляющее большинство ученых относится к одной из двух категорий — экспериментаторов или теоретиков. Совместить в себе две эти ипостаси в наше время практически невозможно.

Вольфганг Паули был ярко выраженным физиком-теоретиком и, как свойственно многим ученым этой категории, весьма презрительно относился к «сантехникам» (по его же выражению), марающим руки об экспериментальные установки. Снобизм Паули в отношении экспериментаторов, равно как и его полная неспособность сделать что-либо своими руками или заставить работать даже самую простую экспериментальную установку, вошли в легенду (ужасающая косорукость и неуклюжесть). Рассказывают, что стоило ему появиться в физической лаборатории, как чувствительное лабораторное оборудование тут же переставало работать выходило из строя и ломалось. Это явление назвали «Эффектом Паули» (в отличие от «Принципа Паули» — в квантовой механике). Формулируют его по-разному:

Приближение Паули грозит поломкой любому научному прибору или механическому устройству.

Паули несовместим с любой экспериментальной установкой.

Присутствие некоторых людей негативно влияет на ход экспериментов и работу точных приборов.

В присутствии Паули чувствительная экспериментальная аппаратура часто внезапно выходит из строя.

Нахождение Вольфганга Паули и исправно работающей техники в одном помещении невозможно,

Правда всё это или нет, но «эффект Паули» — способность человека разрушительно влиять на эксперимент одним своим присутствием — прочно вошел в физический фольклор [3]. Но это несравненно серьёзнее, чем фольклор. В присутствии Паули механизмы останавливаются, стеклянные приборы бьются, в вакуумной камере появляются утечки. Известный физик, Оскар Клейн, признает, что человеку, склонному к мистике, влияние Паули на технику может показаться сверхъестественным, если не демоническим. [2]

«Физик Отто Штерн, тоже лауреат Нобелевской премии и коллега Паули, отказывался пускать его в свою лабораторию, утверждая, что «количество отмечавшихся «гарантированных эффектов Паули» было велико до такой степени, когда игнорировать этот «источник несчастий» было просто невозможно».

На самом деле не только Штерн, с которым, кстати, Паули регулярно обедал, опасался присутствия ходячего бедствия Паули в своей лаборатории. Другие коллеги тоже боялись «эффектного» появления Паули и каждый раз молились, чтобы тот, не дай бог, не заглянул к ним, когда в лаборатории шёл эксперимент и требовалась безукоризненная работа высокоточных приборов.

Для опасений у коллег имелись серьёзные причины. Если Паули заходил в лабораторию, то механизмы внезапно останавливались или сгорали, стеклянные приборы ни с того ни с сего разлетались вдребезги, в вакууме вдруг появлялись утечки, взрывались лампочки, перегорали реле, случалось короткое замыкание…

Однажды Паули решил навестить своего приятеля, известного астронома Вальтера Бааде и впервые появился в Гамбургской обсерватории. Этот «эффектный» визит Паули все запомнили надолго, поскольку при его появлении в обсерватории немедленно произошла жуткая авария, в результате которой чуть было не разрушился бесценный телескоп-рефрактор.

Впрочем, «эффект Паули» был настолько силён, что «срабатывал» даже на расстоянии. Так, большую известность получил случай, когда во время эксперимента дорогая измерительная техника в лаборатории физика Джеймса Франка в городе Гёттингене внезапно отказала и случился взрыв. Кто-то из коллег Франка сразу припомнил «эффект Паули», однако самого «источника несчастья» в данный момент рядом не было не только в лаборатории, но и в городе.

Будучи другом Паули, Франк отправил ему письмо в Цюрих, где тот в то время проживал, и в шутливых тонах описал случившуюся неприятность. Каково же было изумление Франка, когда от Паули пришло ответное письмо, в котором тот сообщил, что в Цюрихе его нет — он поехал навестить Нильса Бора и во время таинственного случая в лаборатории Франка как раз возвращался обратно поездом и совершал остановку в Гёттингене…

В другой раз, когда Паули в 1950 году приехал в Принстон, там немедленно сгорел новёхонький, только-только купленный и абсолютно исправный дорогущий циклотрон. Сгорел совершенно необъяснимо, если не считать «эффекта Паули».

И шутить с Паули на тему его «эффекта» тоже никак не получалось. Один раз коллеги-шутники решили продемонстрировать искусственный «эффект Паули»: в аудитории, где он читал лекции, они подсоединили часы с помощью реле к двери. По замыслу, часы должны были остановиться, как только Паули откроет дверь и войдёт. Паули вошёл, но часы продолжали идти, потому что отказало реле.

Похожий случай был и с люстрой, которую другие шутники подвесили на верёвку, и которая должна была эффектно упасть при появлении Паули (но не на голову, разумеется). Люстра осталась висеть на месте, так как намертво заклинило верёвку…

С Паули и вокруг Паули происходили и другие загадочные вещи. Например, однажды он сидел за столиком в кафе и смотрел в окно, думая о красном цвете и особенностях его восприятия. Глаза учёного отстранённо смотрели на пустую машину, которая находилась на стоянке напротив кафе. Под его взглядом машина внезапно вспыхнула, и красный цвет стал реальностью.

В другом случае, опять же в кафе, все оказались перемазаны сливками. Все, кроме Паули.

На торжественной церемонии открытия в Цюрихе в 1948 году института Юнга, на официальном приёме при появлении Паули со своего места совершенно неожиданно упала большая китайская ваза с цветами. Вода из вазы забрызгала элегантные костюмы многих высокопоставленных гостей. На одежде Паули не оказалось ни одной капли» [2,9].

Хендрик Казимир, ученик Паули, в своих воспоминаниях воспроизводит рассказ бельгийского физика Поля Розенфельда (которого сам Паули любил называть «хористом Папы Римского») о Втором принципе Паули в действии: Гайтлер, читая лекцию о гомополярных связях, неожиданно заставил Паули рассвирепеть: как выяснилось позже, Паули эта теория сильно не нравилась. Едва Гайтлер закончил, как Паули в сильном возбуждении оказался у доски и, расхаживая взад-вперед, начал нервно высказывать свое недовольство, при этом Гайтлер оставался сидеть на стуле на кромке кафедры. «На больших расстояниях, — объяснял Паули, — теория определенно неверна, поскольку существует Ван-дер-Ваальсово притяжение; на малых расстояниях, очевидно, она неверна целиком и полностью». В этот момент, добравшись до края кафедры, противоположного тому, где сидел Гайтлер, Паули развернулся и пошел к Гайтлеру, угрожающе целясь в него куском мела. «И теперь, — провозгласил он по-немецки, — мы имеем утверждение, опирающееся на легковерие физиков, — теория, неверная на больших расстояниях и неверная на малых, все же качественно верна для промежуточного участка». В этот момент он подошел к Гайтлеру почти вплотную. Тот стремительно наклонился назад, спинка стула с треском отломилась, и несчастный Гайтлер опрокинулся на спину (к счастью, ничего себе серьезно не повредив).

Казимир, присутствовавший при этом, замечает, что первым, кто крикнул: «Эффект Паули», был Георгий Гамов, и добавляет: «Иногда я задумываюсь, не мог ли Гамов, известный шутник, сделать что-нибудь со стулом заранее» [6]

Разрушения после визитов Паули стали привычным делом, и репутация физика-разрушителя быстро распространилась по всему научному сообществу, и укрепилась в нем. О том, что эффект Паули больше, чем фольклор свидетельствует и то, что «Паули не допустили к разработке атомной бомбы. Не потому, что он был плохим учёным — как раз наоборот, учёным он был гениальным. Но вот его «эффект» …

В Америке, где шла разработка бомбы и куда Паули был вынужден уехать во время Второй мировой войны, спасаясь от нацистов, решили, что рисковать не стоит. Разумеется, почтенному и уважаемому Паули прямо об этом никто не сказал. Роберт Оппенгеймер, научный руководитель Манхэттенского проекта, занимавшегося разработкой ядерного оружия, лично написал Паули письмо, в котором подробно объяснил, почему именно его, Вольфганга Паули, более целесообразно оставить вне этой жутко засекреченной работы и чем он должен заниматься вместо изобретения бомбы… В общем, когда остальные коллеги Паули трудились в секретной лаборатории, сам Паули… писал статьи дома. Качественные, чисто научные труды, зачастую под разными именами, которые публиковал в различных журналах, стремясь создать у немцев впечатление, будто учёные-физики в Америке не занимаются ничем таким подозрительным и никаких разработок не ведут.» [9]

Как видим, руководители Манхэттенского проекта были людьми осторожными. В самый раз и нам вспомнить последнюю беседу Критика-Ругателя в Тонком Божественном Мире за неделю до того, как он воплотился на Земле в виде Вольфганга Паули. Учитель сказал ему тогда:

«Ну и предпоследний опыт. Я произношу код Ордонанса Запрета со знаком минус. Смотри — начинка куба мгновенно упала до одной двадцатой. Я показываю тебе это, чтобы ты понял. Но в будущем не Земле делать это не следует —это может привести к совершенно нежелательным событиям. Произношу код Ордонанса Запрета со знаком плюс и перед нами опять монолитный куб железа! Ордонанс IV и Ордонанс Запрета и будут твоим вкладом в науку Земли! Моей мощности для этой процедуры достаточно. Твоей — нет! Все что ты можешь сейчас и сможешь в будущем после амнезии, это проводить аналогичную операцию с несколькими тысячами атомов. И естественно, память о сегодняшнем занятии, в некоторой степени, у тебя сохранится.»

Так вот «Эффект Паули» это прямое следствие того самого последнего дня — Паули сохранил память о нем и код Ордонанса Запрета со знаком минус…

Для самого Паули репутация ходячей аномалии — предмет простительной гордости. Подыгрывая слухам, он появляется в копенгагенском кружке Нильса Бора в костюме Мефистофеля. И, по словам друга Маркуса Фирца, действительно верит в свое влияние на окружающие предметы. Ему импонирует серьезное отношение Юнга к его экстрасенсорным способностям. [2]

Почти, как у Федора Сологуба:

Сатана вошел во фраке,
В лакированных туфлях,
С золотым сияньем в лаке
От широких пряжек-блях.

Поразительным является свидетельство одного из его близких друзей, немецкого физика Рудольфа Пайерлса, неоднократно становившийся свидетелем разрушительного воздействия приятеля на окружающую обстановку: «Казалось, что он произносил какой-то заговор, который оказывал влияние на людей или предметы в его окружении, особенно в физических лабораториях, приводя к различным авариям и несчастным случаям… Естественно предположить, что этим «заговором» и был код Ордонанса Запрета со знаком минус… Паули мог произносить его осознанно. Мог сказать его и рефлекторно —ведь код этот хранился у самой кромки его памяти… И тогда разрушение шло, как будто помимо его воли…

Сам Паули был убеждён, что его «эффект» — это не простые случайности, а чёткая закономерность с пока неясными для науки механизмами. Подобная убеждённость основывалась на весьма конкретных и довольно неприятных физических ощущениях, которые Паули испытывал всякий раз перед тем, как что-то должно было случиться. По его словам, у него заранее возникало предчувствие грядущей неприятности. Это было некое внутреннее напряжение, длившееся до тех пор, пока неприятность не случалась. После этого Паули чувствовал в себе странное и особенное освобождение и великое облегчение. [9].

Собственно, а почему разрушение? Все очень просто. Ордонанс Запрета со знаком плюс — это принцип Паули. А именно принцип Паули создает внешние оболочки атомов, а стало быть, валентные электроны, а значит и силы связи. Ордонанс Запрета со знаком минус все это разрушает. Мощности Паули хватало, чтобы разрушить связь между несколькими тысячами атомов. А хорошо известно, это означает образование микротрещины, от которой один шаг до разрушения…

Стало быть, хотел этого Паули, или не хотел, он нес реальную угрозу деструкции в окружающем его материальном пространстве. И в этом качестве Паули принадлежал к иерархии Дьявола, в компетенцию которого, как известно, входит реализация разрушительных проектов

— Вот он, неумолимый знак,
Уведомляющий, что Дьявол
Работу безупречно справил –
По этой части он мастак!

Ш.Бодлер

Паули скончался, когда ему было всего 58 лет. Отдавал ли себе он отчет в Божеских корнях своего интеллекта и физического дара? Однозначно ответить на этот вопрос трудно, почти невозможно. Однако он жаловался одному из друзей: «Я знаю много. Я знаю слишком много. Я квантовый маразматик». Когда 5 декабря 1958 года тяжелобольной Паули попал в цюрихскую больницу и узнал номер предназначенной ему палаты, он сразу простонал: «137! Отсюда мне уже не выйти живым». И действительно он окончил свои дни в палате под номером 137 — это «магическое число» волновой теории, и такое совпадение раздражало его до конца.

Вместе с тем, складывается впечатление, что великий физик Вольфганг Паули один из создателей квантовой механики и релятивистской квантовой теории поля, лауреат Нобелевской премии, что-то чувствовал сквозь пелену амнезии и осознавал свою вторичность. Это следует из его фразы: «Мы должны признать также, что на всех путях познания и избавления зависим от факторов, находящихся вне нашего контроля и носящих в религиозном языке название Благодати».

Можно лишь догадываться, как сложилась жизнь Спорщика-Ругателя —Вольфганга Паули в Тонком Мире. Но пришел он туда, определенно, не с пустыми руками и я не удивился бы, если бы он сказал что-нибудь подобное Николаю Заболоцкому:

Настанет день, и мой забвенный прах
Вернётся в лоно зарослей и речек,
Заснёт мой ум, но в квантовых мирах
Откроет крылья маленький кузнечик.

Viktor Finkel. Registration Certificate. The Writers Guild of America, EAST Inc.

9/24/2018

ЛИТЕРАТУРА

[1] https://ufn.ru/tribune/trib151208.pdf

[2] https://snob.ru/selected/entry/111400

[3] https://elementy.ru/trefil/21186/Printsip_zapreta_Pauli

[4] https://www.e-reading.club/chapter.php/1023240/17/Choun_-_Chudesa_obychnyh_veschey.html#n_31

[5].https://www.e-reading.club/chapter.php/1023240/17/Choun_-_Chudesa_obychnyh_veschey.html

[6].http://unnatural.ru/pauli-principle

[7]. (http://socionic.info/ru/t/pauli.html).

[8]. https://www.e-reading.club/chapter.php/1028159/89/100_znamenityh_uchenyh.html

[9].https://chudesamag.ru/neobyichnoe-ryadom/fizika-i-lirika-volfganga-pauli.html

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1