Декамерон от Макарова. Цикл рассказов. 3. Вера. 4. Юленька и Катенька. Окончание

 

  1. Вера

Утром мы приехали в Киев, Палыч и Серега остались в столице по своим делам, а мы с еще одним нашим побратимом, Максом, пересели на поезд, идущий на юг. В купе нас оказалось двое, пили мы исключительно чай, отдыхая, таким образом, от возлияний последних дней.  Максу было около сорока, он был самым спокойным из нас, если можно так сказать, самым неразговорчивым, незаметным. На сборах он был в другом дивизионе, и я с ним мало пересекался, так что о нем почти ничего не знал. Мы сидели в купе тихо, и я не нарушал молчания. Но, неожиданно, Макс сам начал разговор.

— Я слышал вчера краем уха историю, которую тебе рассказывал Палыч. Не всю конечно, так, часть. Про лучшую женщину, — Макс тут слегка ухмыльнулся и продолжил. — Не, интересно, я не спорю, все правильно. А потом, кажется, Серега тебе на эту тему что-то в коридоре рассказывал?

Я подтвердил Максу это, и очень коротко рассказал, какой портрет идеальной женщины нарисовал мне Сергей.

— Да, все так, у одного Жюльет Бинош, а у другого давалка-неваляшка, все правильно — с иронией продолжил Макс. — Все правильно, все это интересно, но все эти рассказы не содержат одной очень важной мысли, а без понимания этой мысли нельзя понять сути отношений между мужчиной и женщиной. А хочешь, я расскажу тебе свою историю, и, может быть, мне удастся объяснить эту мысль?

Делать все равно было нечего, а Макс меня заинтриговал, поэтому я сразу согласился.

— Ну так слушай… Через пару лет, после того, как я окончил институт, я решил жениться. Ну вот такое у меня появилось желание, вполне разумное, как мне кажется. Хотя в этом возрасте мало кто сейчас хочет себя связывать узами брака, но я захотел. Тогда как раз стал развиваться интернет, и появились сайты знакомств. Нужное, скажу тебе, дело. До этого были брачные объявления в газетах, я тоже пару раз пробовал, но сайт знакомств — лучше. Видно фото, человек немного рассказывает о себе. И дело даже не в этом, а в том, что понятно — раз человек разместил анкету на сайте знакомств, значит, он чего-то хочет, и, как минимум, свободен. Если ты встретил симпатичную девушку на улице, ты же не знаешь, что у нее на уме, а если ты видишь ее анкету на сайте знакомств, то сразу как бы преодолеваешь множество барьеров.

Ну и началась у меня кутерьма со всеми этими знакомствами. Про это роман целый можно написать. Я тогда работал менеджером, часто ездил в командировки, так что мои встречи проходили не только в моем городе, но и в очень многих других городах, практически везде, где я бывал. Проблема с интернет-знакомствами — в том, что люди не относятся к ним серьезно. Easy come, easy go. Все девочки вроде симпатичные, но чего у меня с ними только не случалось. Как-то раз приехал за пятьсот километров на встречу, познакомились, поехали в бар, она показала мне хорошее место, сели, сделали заказ, начали общаться, потом вдруг подходит официант и говорит ей что-то на ушко, она мне говорит — «Я на минутку», выходит — и с тех пор я ее не видел. А в другой раз встретился с девочкой, очень милой, посидели вечером, даже целовались, она мне очень понравилась, я сказал ей, что через неделю приеду снова, она обрадовалась, приезжаю как обещал, звоню на мобильный, не отвечает, пишу смс-ку — так вот, мол, и так, приехал, жду, скучаю. А мне в ответ приходит от нее смс-ка, причем так смешно получилось, двумя частями. В первой части пишется «Я сегодня встретиться не могу, потому что я…». Я читаю и думаю, что за ерунда, что случилось, а тут приходит вторая часть: «выхожу замуж». Хахаха, вот такие пироги, веселая девочка, у нее свадьба на носу, а она шуры-муры на стороне крутит.

А еще было как-то, что звонил я одной особе домой, мобильные тогда не у всех еще были, так брал трубку иногда ее брат, так она мне сказала, а потом после нескольких встреч выяснилось, что это не брат, а парень, с которым она живет. Вот сюжет! М-да. Бабы — те еще хитрюги.

Тут Макс задумался на несколько мгновений, словно вспоминая всех этих хитрюг, и продолжил:

— Но, по правде говоря, и я был не лыком шит, было и такое, что с девочкой встречаюсь, даже до интима дело доходит, все вроде ничего, но что-то не лежит у меня душа, и я теряюсь. Скажу тебе, что, видно, претензии у меня были довольно высокие, мне подавай хорошую, умную, красивую, на худой крайняк симпатичную.

Ну и длилась эта кутерьма года три-четыре и порядком мне надоела. Когда один раз встретился и все, то это не страшно, а вот если было несколько встреч, ты уже начинаешь на что-то надеяться, а тут раз облом, вот это уже грустно. А если история длится два-три месяца, не говоря уже о большем сроке, то осознавать, что тобой покрутили ради своих каких-то целей, неприятно. И стал я думать, что нужно мне все-таки искать спутницу жизни обычным путем. Тем более, я много ездил, ходил по офисам, знакомился с менеджерами, секретаршами. С ними я тоже флиртовал, ходил в рестораны, даже как-то отношения были, но почему-то всегда приходилось осторожничать, они, как правило, просили эти походы не афишировать, боялись шефа, что ли. Кроме того, я ж был на работе, мне важно с нашими партнерами хорошие отношения поддержать, не буду же я вести себя как петух в чужом курятнике. «Первым делом самолеты». И самое главное, устал я от всего этого, мне надоело каждый раз выстраивать отношения с нуля с одинаковым нулевым результатом. То ли не везло мне, то ли я был чересчур разборчивым, только дело не двигалась. И самое главное вот это — из-за усталости я думал, что у меня не осталось сил на долговременное выстраивание отношений, я не мог понять, как это наши родители по пять лет встречались, прежде чем девушка давала согласие? Как это может быть? Представляешь, пять лет встречаться, а потом разрыв. Как будто ты строишь дом пять лет, а потом его сносит ураганом. У меня депресняк начинался даже после конца трехмесячных отношений, что уж говорить о годах? Ну и вот такие мысли меня посещали, я с ними горевал, а в это время на фирме, с которой я работал, и которая находилась в моем городе, появилась новая девушка, работать она стала офис-менеджером. Она мне понравилась, симпатичная, стройная, и какая-то неиспорченная, понимаешь, с таким открытым взглядом, в котором не читается каких-то задних мыслей. Звали ее Верой. Я спросил у директора, что за девочка, он мне сказал, что его друг попросил ее взять на работу, какая-то друга дальняя родственница, приехала из соседнего города. Ну и стал я подбивать к ней клинья, очень она мне понравилась. И про свои страхи предыдущие я как-то забыл. Вере было приятно внимание, которое я ей оказываю, но довольно долго она никак на меня не реагировала, отказывалась даже пойти со мной в кафе. Но я почему-то не отступал, продолжал делать ей комплименты, задерживался возле ее столика, беседовал. Я уже тогда знал, что понравившейся девушке нельзя надоедать, нужно быть милым и приятным, а вода камень точит. Прошел год, ничего не менялось, я периодически пытался  сблизиться, но до определенного момента безуспешно. Однажды, вернувшись из очередной командировки, я поймал на себе ее взгляд — так она на меня раньше не смотрела. Это был особый глубокий оценивающий взгляд женщины. Мужчине нужно научиться такие взгляды женщин не пропускать. Я понял: это сигнал и снова приступил к осаде, на этот раз успешно. Я пригласил Веру в ресторан, она приняла приглашение, и завертелось. Пару месяцев я за ней просто ухаживал, потом начались отношения, а через год она переехала ко мне жить. А еще через год мы сыграли свадьбу. Приехали ее родственники, мои родичи были, друзья. Свадьба не сильно большая, но все как полагается, — платье, костюм, лимузин, пляски до утра.

С момента знакомства до свадьбы прошло три года. То есть, несмотря на все эти интернеты и сайты знакомств, я в итоге нашел спутницу жизни обычным способом, как это делали наши предки — встретился, долго ухаживал, и, наконец, завоевал.

За окном стало совсем темно, в купе горел неяркий свет, а я посмотрел на руку Макса, и не нашел там обручального конца. Он заметил этот мой взгляд.

— Сейчас расскажу дальше. Ну, отгуляли мы свадьбу, началась совместная жизнь. Вернее, она началась раньше, когда Вера ко мне переехала. Ну а совместная жизнь, это не похоже на прогулки под луной. Мне рассказывали как-то про пару, которая встречалась пять лет, а разбежались после двух недель совместной жизни. У нас с Верой не все было так грустно, я любил ее, она меня, кажется, тоже, но проблем возникало много. Когда два совершенно разных человека начинают жить под одной крышей, их не избежать. Предстоит мучительная притирка характеров, дай бог, чтоб она таки состоялась. В браке на поверхность вылазят такие вещи, на которые раньше не обращал внимание. Вера моя… была моя, — Макс тут сделал паузу, вспоминая свою Веру, и продолжил, — так вот Вера была очень милой домашней девочкой, но какой-то наивной, с такими очень сентиментальными представлениями об отношениях. Я рад женской нежности, ласке, но она не нужна мне двадцать четыре часа в сутки. Мне нужно заниматься своими делами, ездить в командировки. Было странно смотреть на ее недовольство, когда я уезжал. Я целовал ее на прощание, но мне казалось, что она чем-то недовольна. Она говорила, что боится оставаться одна, что боится темноты. С одной стороны меня это забавляло, с другой стороны раздражало, ну как это так, в конце концов — взрослая девочка, а боится темноты. И я еду же не развлекаться, а работать. А получалось так, что она хотела, чтобы я дома сидел, и в то же время как-то зарабатывал. Нет, Вера, была совсем не дурочкой, я ее таковой не считал, я бы на дурочке и не женился, но у нее женские инстинкты довлели над всем остальным. Она думала, что я считаю ее глупой, хотя я ей говорил, что это не так. Но у нее была девичья память, это точно. Нужно было три раза, как минимум, что-то объяснить, чтобы она поняла. Меня это раздражало. Например, я ей показал, как пользоваться бытовым прибором, но в следующий раз она снова обратилась ко мне, так как начисто забыла все, что я ей сказал. Да мне не сложно объяснить и второй раз, и в третий, но когда это повторяется постоянно и во всем, то это бесит. Я сам все схватываю на лету, и мне тяжело понять, как человек не понимает простых вещей. Зная, что ей нужно все подробно разжевать, я специально готовился, пытался искусственно понизить свой уровень, но она начинала обижаться, когда видела, что я разговариваю с ней, как с ребенком. Представляешь, какой-то Бермудский треугольник, но как ее понять, если ее действия взаимоисключающие?

Я пожал плечами, что не знаю, как понять, а Макс тем временем продолжил.

— Но не только в ее девичьей памяти были проблемы. Когда я приезжал из командировки, я любил дома расслабиться отдохнуть, поиграть в свою любимую игру на компьютере — хоккей, есть такая игра НХЛ, знаешь?… Я зависал в ней по несколько часов, ну такой у меня отдых, я так расслабляюсь. Но все равно начинались вечные проблемы, в самый разгар она подходит и говорит: «вынеси мусор» или «сходи за хлебом, скоро обедать». Я отвечаю, что вынесу и схожу, а сам продолжаю играть. Она начинает обижаться, начинается скандал. Банальная, кстати, история, можешь поспрашивать у женатиков. Я как-то потом случайно попал на тренинг, так психолог как раз вспоминала такую ситуацию, размусоливала, что и как, и, кстати, там был совет такой для женщин: на мужчину не давить, а договариваться с ним и торговаться. Я сам Вере тоже говорил, ну что ты давишь на меня, ну подойди ты ко мне, обними нежно, поцелуй ласково и скажи ангельским голоском «Милый, ну вынеси, пожалуйста, мусор». Я сразу побегу. Хотя лучше дать мне доиграть, что это за игра, если ее все время прерывать, тем более, если я играю по интернету, и мой виртуальный противник не будет ждать! С компьютером я не только играл, но и работал. Мне нужно было написать письма партнерам, составить и отправить отчеты руководству. Я всегда просил не мешать мне, когда я работаю. Но она этого не понимала. Разве не видно со стороны, что я занят? Еще я не люблю, когда кто-то из-за спины смотрит, что я делаю в компьютере. Ну не люблю и все, мне трудно это объяснить, почему. А она, как назло, подходила сзади, и пыталась заглянуть. Естественно, я нервничал. Опять начинались скандалы. Чуть только на нее повысишь голос, — сразу обида, причем надолго. Я ее спрашиваю, в чем я виноват, а она мне говорит, что ей не нравится моя интонация. Такая вся нежная. Что за чертова интонация, я разговариваю, как разговариваю, вот как сейчас с тобой, разве плохая интонация? Но она обижается. Я привык легко прощать обиды, я с папой и мамой часто ругался в детстве, но самая большая обида у нас  длилась ровно двадцать минут. А Вера моя дулась сутками. Представляешь, такой характер. Я уже и забыл, о чем мы ссорились, а она на следующий день ходит и дуется, из-за того, что я ей что-то не так сказал, не с той интонацией. Приводило это как-то к тому, что мне иногда приходилось извиняться за то, чего я не делал. Я чувствовал, что из меня делают дурака, и мне это не нравилось. Например, был такой случай. Мы поехали в свадебное путешествие на острова за границу. Хороший отель, чистое море, экскурсии, настоящий отдых. Все прекрасно, все здорово. И как-то в один из последних дней мы поехали на пикник. Сначала морская прогулка, а потом катер пристает к необитаемому острову, там обед, жареная рыба,  купание и все такое прочее. Катер был большой, и туристов на нем было много, разгар сезона, в основном все русскоговорящие. Если честно, если бы я знал, что будет столько народу там, я бы не поехал. Ты же знаешь там, где много наших людей, там всегда бывают проблемы. Хотя отдыхали мы прекрасно, была отличная погода, на катере был бар, можно было заказать все что угодно. Мы пили коктейли, наслаждались морем. Наконец, катер подходит к острову, и весь народ поднимается и готовится высадиться на берег. Возникает такое ощущение, что на всех берега и рыбы не хватит, ну знаешь, наши люди умеют создать такую атмосферу. Мы с Верой тоже встали, стоим в очереди к трапу, катер вот-вот причалит, я держу ее за руку, и тут она вдруг говорит: «Купи мне мороженое». Вот срочно ей захотелось. Три часа до этого не хотелось, а сейчас, в самый ответственный момент, захотелось. Мы уже вот-вот причалим, сзади наши люди стоят, напирают, а я должен все бросать, пробираться и покупать мороженное. Ну что, нельзя подождать? Я ей и сказал что-то в том смысле, что подожди. А она настаивает, купи и все. Ну, я что-то резко сказал ей, но не сильно, кругом же люди. Я сказал, что куплю, но позже. А у нее полный рот обиды. И опять я не понимаю, в чем я не прав. А она смотрит на меня волком. Короче, как-то закончили мы тот пикник, добрались до отеля, у нее все тот же взгляд. Я пытаюсь как-то все в шутку перевести, но она ни в какую. Но не понимаю я этих обид, и тогда не понимал, и сейчас.

Макс сказал последнюю фразу в сердцах, словно все, о чем он рассказывает, происходило вчера.

— В итоге, начали мы разбирать отношения, я уже стал бояться, что приедем домой из свадебного путешествия, и закончится наш брак. Пришлось просить у нее прощения, причем, по ее настоянию, я встал на колени. Понимаешь, не понимая своей вины, встал на колени просить прощения. Чувствовал себя при этом идиотом, но получилось так, что не сделать я этого не мог.

Ну и вот такая у нас с ней была семейная жизнь. Какое-то время все хорошо, совет да любовь, а потом вдруг на ровном месте скандал из-за пустяка, из-за ничего. И сутки она со мной не разговаривает, дуется, а я прошу прощения, хотя ничуточки не считаю себя виновным, только ради сохранения нашего союза, ради любви. Я любил ее, да и сейчас люблю.

Есть такие женщины, которой нужно каждую минуту ощущать, что она главная, это на уровне подсознания, а если ты на нее повысил голос, то у нее рушится мир. Ей кажется, что ты ее уже не любишь. Такие тепличные создания. Я говорил, была в ней некая прелесть, детская такая непосредственность, то, что меня привлекало, но в браке, в этой будничной суете все самое главное уходит на второй план.

Макс снова посмотрел куда-то в сторону, словно вспоминая что-то или кого-то.

— Еще через год родилась дочка. У нас в отношениях с Верой были все такие же качели. Дело обычное, так у  всех, мне кажется. Но мне казалось, что все нормально, ведь ребенок скрепляет брак. Хотя после конфликтов Вера все также дулась сутками, хотя чаще всего я не чувствовал себя виноватым, но мне приходилось извиняться, опять же испытывая чувство, что из меня делают дурака. Но, тем не менее, наш брак мне казался крепким, в конце концов, бывает еще намного хуже. У нас соседи наверху вообще каждую неделю дрались с выбеганием на парадную с криками «я тебя убью» и т.д. И ничего, на следующий день как ни в чем не бывало, вместе шли на рынок.

Вера стала чаще ездить домой к родителям. Раньше, как правило, я ездил с ней, а тут мои поездки стали, скорее, исключением. Она брала дочку и садилась на маршрутку. Ехать в принципе не так далеко — час с небольшим, я не сильно переживал. О чем-то подозрительном я не задумывался. Мне казалось, что в нашем браке основные трудности позади, вроде все нормально, дочка растет. Хотя я ощущал, что Вера стала ко мне как-то по-другому относиться, но я не придал этому значение. Мало ли что. Кто их поймет этих женщин?

Так прошло еще пару лет, у меня возникли проблемы на работе, пришлось уйти, а новую работу сразу найти не удалось. Пришлось экономить. Как сам понимаешь, семейному счастью такие штуки не помогают. Вера стала говорить, что мне нужно пойти на какую-то временную работу, а я был уверен, что найду скоро нормальную работу. Не идти же грузчиком куда-то в магазин. У меня был финансовый запас, на него можно было жить, только экономно, на основные вещи хватало. Вера в это время уже тоже работала, дочку мы водили в сад, или я с ней сидел. Я занимался поиском работы, процесс затягивался, в экономике тогда был кризис, прошел уже почти год, я задумался о том, чтобы действительно найти работу попроще, и в это время у нас с Верой случился скандал. Началось все с пустяка, с того, что я сидел у компьютера и играл, слово за слово, мы накричали друг на друга, больше чем обычно, а на следующий день она заявила, что уезжает домой и подает на развод. Вот так… Не буду тебя грузить всеми этими перипетиями, как и что мы говорили, я был в шоке, уговаривал ее остаться, но в итоге она уехала.

Мы, мужчины, самонадеянно думаем, что жена нам дана «от бога», но это было раньше так, а сейчас женщины, если им что не нравится, быстро уходят, и их ничто не останавливает, даже дети. Жена может уйти, запомни это.

— Запишу себе в блокнот, — попытался сострить я, чтобы как-то сгладить мрачный настрой Макса.

— Да, запиши, — вяло улыбнулся Макс. — Мы развелись, и через полгода она вышла замуж за своего одноклассника, который тоже успел побыть женатым, и у которого от первого брака был сын. Он вроде ее любил со школы и ждал ее. А еще через год у них родился свой ребенок, мальчик. Я думаю, что когда она ездила домой к родителям, она общалась с этим своим одноклассником, и, разводясь со мной, имела ввиду союз с ним. Хотя она мне в этом не призналась. Я езжу иногда повидать дочку, но с бывшей женой, как правило, не вижусь, дочку привозят к ее родителям. Но как-то раз встретился с ней, нужно было подписать документы по квартире, кстати, скажу, что развелись мы очень тихо, без имущественных претензий, она просто собрала вещи и уехала. Так вот встретились мы, пообщались, я спросил, как она живет с новым мужем, она ответила, что прекрасно, я спросил, что совсем не ругаются они, а она отвечает, что нет, никогда не ругаются. Вот так. Ясно, что она ко мне уже никогда не вернется.

— А ты бы хотел? — спросил я Макса.

— А вот это самый главный вопрос, ради которого я все это городил, — ответил Макс. — Я тебе уже говорил, что построение отношений, это как постройка дома. Обидно терять даже полугодовые отношения, а что у ж говорить о женщине, за которой ты несколько лет ухаживал, несколько лет был в браке, с которой у тебя есть совместные дети. Это уже не дом, это небоскреб. Представь себе, ты строил десять лет небоскреб, а потом у тебя его забрали. Как твое будет настроение? И ты же не вечен, этих лет, отпущенных природой не так много.

— Так ты еще не старый, — сказал я Максу. — Все наладится еще.

— Да я-то не старый, — завелся Макс. — Хотя и не мальчик, мне сороковник уже, но где взять душевных сил на строительство еще одного небоскреба? Я тебе говорил, что я уставал и от трехмесячных бесплодных поисков,  а тут нужно строить дом годами? И я каждый день вспоминаю свою Веру, вот тут она сидела, вот тут она лежала, молодая, красивая, красотулечка моя, я люблю ее по-прежнему, понимаешь? Я вспоминаю ее тело, ее запах, нет ничего роднее. Она снится мне очень часто. Самая лучшая женщина — это твоя жена, от которой у тебя есть дети, на которую  ты потратил столько времени и сил, какие бы недостатки в ней не раздражали бы тебя, с которой ты съел пуд соли. По какой бы космической любви ты не женился, тебе все равно предстоит мучительный период привыкания к другому человеку, чужому, с другими привычками, с особым взглядом на жизнь, который тебе никогда не понять. И не думай, что ты найдешь себе какую-то особенную бабу, все они твари одинаковы. Да, я утрирую, может быть, но все они такие женщины, они другими не будут. У них не такие мозги, как у нас, они иначе чувствуют, нужно им все прощать, и глупость, и девичий ум, и то, что их нельзя иногда понять, нужно делать все, что ни скажут, только если идея не совсем безумная, нельзя на них кричать, никогда, слышишь никогда, никогда не кричи на жену, чтобы она не говорила, даже если она не права! Они дарят нам свое богатство, свою обнаженность, свою пипку, они хотят, чтобы мы ценили это, и надо ценить! Мы служим им, наша жизнь без них бесцельна. Всегда бойся, что ты можешь потерять свою женщину, потом поздно будет думать, потом будешь вспоминать прошлое и думать, как в него вернуться,  а в него нельзя вернуться, понимаешь никогда!

Я молчал, не зная, что сказать. Макс тоже остановился, казалось, он уже рассказал все, что мог. Мне захотелось как-то поддержать его, и я сказал банальную вещь:

— Да, ясно, что отношения сложная штука. Люди сходятся, расходятся. Я вижу множество разводов, видно не все понимают то, что ты сказал. Хорошая мысля приходит опосля.

— То-то и оно, — ответил Макс. Голос его уже заметно смягчился. — Одному, как не крути, быть плохо. Вот сейчас был на сборах, никто не звонит, не спрашивает, как ты, как у тебя дела… Все равно нужно будет искать какую-то женщину. И строить по новой. Другого выхода просто нет. Жизнь у человека одна, и переписать ничего нельзя… Ну, что давай спать, мне осталось всего часа три поспать, я же раньше выхожу, ночью.

Я пожал на прощание Максу руку на тот случай, если не проснусь, когда он будет выходить. Мы улеглись и быстро уснули. Проснулся я уже утром от яркого солнца, залившего все углы купе. Оставался час до конечной остановки. Макса уже, конечно, не было. Я помылся, заказал себе кофе и устроился у окна. Мелькавшие вдоль дороги деревья мне казались днями проходящей жизни. Я смотрел на них и думал над историями, которые рассказали мне побратимы, об их уроках, и о том, что неплохо было бы не допустить их ошибок в поисках такого ускользающего, но где-то существующего счастья.

11.07.15

 

  1. Юленька и Катенька

 

Почти сразу после возвращения со сборов я приступил к работе, и уже через несколько дней меня послали в командировку в Киев. Я взял билет в спальное купе, чтобы хорошо выспаться перед напряженным трудовым днем. Предстояло помотаться по Киеву и успеть все дела до вечера, чтобы успеть на обратный поезд. На таких условиях фирма была согласна оплачивать спальный вагон. Мой собеседник оказался худощавым очкариком, с интеллигентной внешностью. Я пришел раньше, и когда он вошел в купе, у меня мелькнула мысль, что я его раньше где-то видел. Но вспомнить где, не представлялось возможным. Либо что-то очень давнее, либо мимолетное. Я решил не мучить себя и скоро бросил вспоминать, откуда я его знаю. Очкарик тоже как-то остановил на мне взгляд, как будто тоже пытаясь вспомнить, откуда мы знакомы.

Мы переоделись в спортивные костюмы, расположились, отдали проводнику билеты и начали пить чай. Поезд уже тронулся в путь. Вечерело, какое-то время что-то было видно из окна, но когда поезд выехал за город, уже стемнело, и остались видны только фонари на переездах. Спать еще было рано, я уже думал достать книжку, чтобы скоротать как-то время, как вдруг мой новый знакомый начал разговор.

— А ведь мы недавно ехали в одном поезде, не так ли? Вы ехали вроде со сборов вместе со своими побратимами.

И тут я сразу вспомнил его, да именно его я видел в соседнем купе. Значит, шестое чувство меня не подвело, мы раньше уже виделись. Между тем он продолжил разговор.

— И я слышал ваши беседы насчет женщин, особенно когда вы сидели со своим другом в коридоре. Занятно, конечно.

Мы разговорились. Мой спутник, его звали Женей, оказался приятным человеком, который явно стремился скоротать время за неторопливой беседой. Я в принципе не возражал. Жене было далеко за тридцать, скорее — под сорок, но выглядел он очень моложаво, возможно, благодаря своей худобе.

Женя пораспрашивал про наши военные сборы, высказал свои суждения по части женского пола и вдруг спросил:

— А хочешь, я расскажу тебе свою историю?

Мы быстро перешли на «ты». Случайные знакомые в дороге, как известно, склонны к откровенности, и я не видел причины, чтобы отказаться выслушать еще одну исповедь.

— Так, слушай, — начал Женя. — У меня есть друг-одноклассник, который рано женился. Уже в восемнадцать лет, на первом курсе института. Через год у него родился ребенок. И так далее и тому подобное. То есть человек стал набираться жизненного опыта, считай, с ранней юности. Все у него шло более или менее нормально. Пока они с женой учились в институте, им родители помогали, затем он занялся бизнесом, и у него стало получаться. Он все время меня подстегивал, давай, мол, и ты женись, лучше с ранней молодости узнать почем «фунт лиха». Но у меня не было планов так рано связывать себя веригами брака. После окончания института мы редко виделись, он раскручивал свой бизнес, проводил время с семьей, я занимался своими делами. Но как-то вскоре после того, как мне исполнилось тридцать, мы случайно встретились. Он затащил к себе в офис. Судя по количеству людей, у моего друга уже была немаленькая фирма. В офисе было человек десять, не меньше, работников. Я обратил внимание на двух молодых симпатичных девушек — одна, брюнетка, как я понял, работала то ли секретарем, то ли офис-менеджером, она восседала в центре на видном месте, а другая, блондинка, сидела в уголочке. Симпатичные такие девчушки. Покрутился я там у него в офисе, посидел у него в кабинете, пошутили на разные темы, а потом пошли на обед, он меня пригласил в кафе неподалеку.

Ну и стал снова петь свою песню, что, мол, ты, пень трухлявый, никак не женишься. А я к тому времени уже думал серьезно о создании семьи, даже пару раз знакомился по интернету с дамами. Ну, и мой друг говорит, зачем тебе интернет, вот у меня в офисе две девушки прекрасные, незамужние, выбирай любую. Я и отвечаю, почему нет, можно попробовать, только вопрос — кого выбрать. А он говорит, мол в субботу будет у них корпоратив, в неформальной обстановке будет легче определиться. Только он меня предупредил, что эти две девушки — близкие подруги, и что тут промаха делать нельзя.

В субботу я заявился на корпоратив, и начал усиленно общаться. Брюнетку звали Юленькой, а блондинку Катенькой. Все прошло здорово, мой друг намекнул компании, что я холостой и завидный жених, мы много шутили и пили, только когда действо закончилось, то не совсем было ясно, к кому же из них двоих подбивать клинья. Обе девочки были очень милые, разговорчивые и все такое прочее. Юленька работала, как я и думал, офис-менеджером, а Катенька — финансовым менеджером, окончила университет. По идее, сердце мне должно было подсказать что-то, но оно ничего не подсказывало. Какого-то импульса я не чувствовал, все-таки идея знакомства исходила не от меня.

Я позвонил своему другу и сказал, что не могу понять, с кого мне начать. Мы договорились с ним встретиться на нейтральной территории и вскоре сошлись в одном маленьком кафе недалеко от его работы. Мой друг рассказал мне все, что он знал о двух девушках, рекомендации были самые лучшие, но подчеркнул, чтобы я не забыл, что Юленька и Катенька сильно дружат. Это означало, что нельзя ни при каких обстоятельствах портить ни с кем отношения. И было бы проблемой, если бы я начал сначала общаться с одной девушкой, она бы мне чем-то не понравилась, я бы ей сказала «адье» и занялся бы ее близкой подругой. Хотя женщины по природе соперницы, но у близких подруг есть чувство солидарности, об этом нужно помнить.

Думали, мы гадали, и решили, что мне лучше все-таки поухаживать за Катенькой. Она блондинка, а это мне всегда нравилось, у нее высшее образование, а Юленька еще только учится на заочном. Ну и так далее. То есть какие-то такие неосязаемые факторы повлияли на мое решение. На том и порешили. Мой друг дал мне телефон Катеньки, и ушел к себе в офис. Я же пошел в ближайший супермаркет, мне нужно было кое-что купить, а Катеньке я намеревался позвонить вечером и пригласить куда-то.

Но тут случилось маленькое событие, которое, как оказалось впоследствии, существенно повлияло на мою жизнь. В супермаркете я встретил Юленьку. Она зашла купить канцелярские принадлежности. Она мне очень обрадовалась, и спросила, когда я снова собираюсь придти к ним на фирму в гости. Юленька светилась и явно давала понять, что я интересую ее. Может быть, у нее сработала женская интуиция, или что-то еще, я не знаю. Я подумал, что неспроста вот мы сейчас с ней встретились, может это какой-то знак судьбы. Может, нужно начать именно с нее, тем более что никому я никаких обещаний еще не давал. И я не долго думая, чисто на интуиции пригласил ее поужинать. Она с радостью согласилась, и дала мне свой телефон. Так проблема решилась сама собой.

Женя замолчал, а я посмотрел в окно. Уже совсем стемнело, и можно было подумать о сне, но мне, конечно же, хотелось услышать конец истории.

— И, что, выбор оказался правильным? — спросил я.

— Я не жалуюсь, — ответил Женя с улыбкой. — Мы с Юленькой встретились и завертелось. Мне кажется, она чувствовала, что должна взять инициативу на себя. Мы целовались уже в первый день, потом отношения шли по нарастающей, а через год мы поженились. Катенька была у нас на свадьбе и искренне желала нам счастья. У нас супругой все хорошо и по сей день, растет сын, недавно в школу пошел.

— Как все отлично получилось, — сказал я. — Или все-таки что-то не так?

— Вот это самое сложное, — сказал серьезно Евгений. — У нас с женой все хорошо, мы любим друг друга, мне, наверно, без нее было бы плохо. Но мы продолжаем встречаться иногда с Катенькой, она к нам приходит в гости. Она, кстати, тоже вскоре после нас вышла замуж за парня с фирмы, который занимался логистикой. Мы дружим семьями, что называется, хотя Катин муж редко приходит с ней к нам, он больше интересуется футболом и бильярдом. У Кати растет дочь, она играет с нашим сыном, все хорошо. И я обратил внимание, что когда Катя бывает у нас в гостях, тон разговоров меняется, они не такие, как обычно у меня с женой. Когда Катя приходит к нам, мы говорим о театре, о кино, об искусстве вообще. Мы с женой редко куда-то ходим. Так случилось, что наши интересы мало совпадают. Она очень мало читала, и не хочет читать. Оказалась, что Юля сильно верит в Бога и для нее церковные книги являются главным авторитетом. Она соблюдает все посты, и меня заставляет. Я же не верю ни на грамм, представляешь, какая разница во взглядах. И это расхождение стало заметно не сразу, я какое-то время думал, что моя жена верит так, как все сейчас — без фанатизма. Но для Юли неприемлемо есть мясо во время поста, и никакие постельные шалости с ней невозможны. Меня это напрягает. Катя же ко всему этому относится проще, и слегка подтрунивает на Юлей над ее одержимостью. Однажды, когда мы обсуждали с Катей новую театральную постановку, она пожаловалась, что ее муж не хочет ходить с ней в театр, и ей приходится туда идти одной. Я же пожаловался Кате, что когда мы с женой пошли на художественную выставку, я через десять минут ее потерял, и нашел только через час в соседнем торговом центре, где она рассматривала новые образцы нижнего белья. Все эти жалобы как бы в шутку, все так поверхностно, но однажды Катя вдруг очень серьезно сказала, а «почему так все получается в жизни». Я ее сразу понял, не знаю, поняла ли ее моя жена. Разговор перешел на другие темы, но я не забыл то, что сказала Катя. Я и сам об этом думал. Я задавал себе вопрос, а что было бы, если бы моей женой была Катя? Разве не очевидно совпадение интересов? Разве мы бы не жили душа в душу, и у нас не было бы, как с моей женой, часов, когда мы не знали о чем говорить друг с другом. Или все эти мысли были блажью, и, если бы мы действительно поженились с Катей, у нас обнаружилось бы несовпадение по каким-то другим моментам семейной жизни.

Между тем, моя жена и Катя продолжали дружить и очень хорошо относились друг к другу. Моя Юля очень добрый человек, порядочный, готовый всегда придти на помощь. Я однажды подумал, что я люблю свою жену за то же, за что ее любит Катя, за ее душевную и искреннюю простоту. Как-то с Катей мы пошли вдвоем в театр. Случилось это после разговоров Кати о том, что ее муж не хочет с ней пойти посмотреть приезжую труппу. Моя жена сама предложила — сходите, раз вам обоим интересно. Доверие у нас было полным. Мы хорошо провели время, обсуждали последние события в театральной жизни города, мне показалось, что мы смотрелись вместе совсем неплохо. Не знаю точно, но мне кажется, что Катя думала о чем-то таком же. Но между нами был непреодолимый барьер, и нам обоим было ясно, что разрушать его нельзя, иначе могло бы случиться что-то страшное, непредсказуемое, что могло бы разрушить мою и ее жизнь. Я проводил Катю домой и вернулся к своей Юле без приключений.

— И что дальше, — спросил я.

— А все, — ответил Женя. — Это почти конец истории. У меня в принципе все хорошо, у меня хорошая жена. Мы научились жить вместе, несмотря на разные интересы. Она часто бывает в церкви, я хожу на культурные мероприятия. Но летом мы часто ездим на природу, здесь у нас совпадают интересы. Она отличная хозяйка, мне с ней хорошо. Катя приходит к нам все реже. Она пошла на новую работу, там она сильно устает. Когда она бывает у нас, мы просто общаемся, и кажется, никаких неотвеченных вопросов больше не возникает. Но я иногда себе спрашиваю — почему все получилось именно так? Почему судьба меня свела именно с Юлей. Почему она тогда встретилась мне в супермаркете? Почему я изменил своему первоначальному желанию? Или мне все эти сложности только кажутся. Может все произошло правильно, и я просто не знаю, какие проблемы у меня могли бы возникнуть в жизни, если бы я женился на Кате. Может просто в этой будничной тянучке кажется, что могло быть лучше, а на самом деле я самый счастливый человек на свете, просто про это не знаю. Вот такие мысли. Ну, что пора спать?

Мы, действительно, засиделись, а мне предстоял напряженный день. Я улегся с мыслью, что у меня уже много информации о том, как развиваются отношения между мужчиной и женщиной, и что надо бы все это осмыслить, чтобы понять, что же во всем этом главное. С этими мыслями я и уснул.

 

4 августа 2015

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.