Более чем взволнованно

К 200-летию со дня рождения великого
еврейского композитора Шарля Валантена Алькана

 

Новые свидания и новые встречи всегда таят в себе вдохновляющий смысл и предопределяют надежду. Таковы наши человеческие ожидания, конкретизирующиеся потом в событиях и особых, отрадных днях. Такой счастливый день приспел и к нам, во Львов на Угольную, 3 в воскресенье, 27 октября 2013 года.
По приглашению руководства Львовского общества еврейской культуры имени Шолом-Алейхема (далее – Общество) и по своему давнему желанию с музыкальным аперитивом, пришедшимся как раз на дни, предваряющие 30 ноября 2013 года, во Львов прилетел после своих концертов в Бельгии профессор и философ музыки, известный мэтр Шимон Рухман. Этой датой цивилизованный музыкальный мир отмечает 200-летие замечательного еврейского композитора и виртуозного исполнителя на фортепьяно Шарля Валантена Алькана (Моранжа), который прожил свою жизнь во Франции. По-французски – Charles-Valentin Alkan (Morhange).
О великом Алькане мне уже приходилось говорить в предыдущей статье (“Шофар”, №6(259), от 01.06.2013). Сегодня мы опять, благодаря созданной атмосфере открытости и доверительности диалога, исполнительскому мастерству, неувядающему юмору и жизнелюбию дорогого гостя, Шимона Рухмана, услышали много нового и интересного, наполнившего нас витальным светом и философией музыки Шарля Алькана. Маэстро исполнил отдельные сочинения Алькана и отрывки из его крупных произведений: первую и вторую части сонаты “Четыре возраста” (Явление Мефистофеля и Маргариты); вторую часть концерта “Прогулка вдоль воды”; “Похоронный марш” из «Симфонии для рояля»; «Серенаду»; “Andantinetto!” (Еврейская медитация). Каждое исполнение Шимон Рухман подробно комментировал и находил его корни в биографии композитора.
Истинное постижение и понимание творчества Алькана, по твёрдому убеждению нашего гостя – вдохновенного интерпретатора его сложных музыкальных форм, происходит только при определённом взгляде, совпадающем с углом духовной поляризации, с мировоззренческой парадигмой этого до сих пор так и не раскрытого до конца композитора. Шарль Алькан – истинный виртуоз, можно так сказать, симфонической игры на фортепиано, превосходивший в своём мастерстве, как считали его современники, Фредерика Шопена и Ференца Листа. Конечно же, не неожиданный отказ ему в месте заведующего кафедрой фортепиано в Парижской консерватории привел к его остракизму и, как следствие, к длительной ритуальной замкнутости. Скорее, наоборот. Именно его ортодоксальный иудаизм и религиозность, его бытие, как сказал Осип Мандельштам “…в роскошной бедности, в могучей нищете”, вывели Алькана на свой, не заимствованный ни у кого иного путь в искусстве. Только сейчас, по прошествии двух веков, мы приближаемся к пониманию его новаций в музыке и его наследия в целом.
Профессор Рухман, по своему просвещённому убеждению, считает, что тем заветным ключом, который открывает двери к пониманию Шарля Алькана, является мениппея, то есть карнавализация событий текущего и прошедшего времени, как философская суть творчества.
В своих творениях древнегреческий философ-киник и сатирик Менипп из Гадары (III век до н.э.) удачно прибегал к сатирической гиперболизации явлений социума, показывая через буффонаду, преувеличение комического в жизни возможные пути решения глобальных вопросов бытия. Сегодня понятной аналогией этому являются, пожалуй, творческие склонности Михаила Булгакова в его романе “Мастер и Маргарита” и повести “Собачье сердце”.
Ещё более сложной аналогией Алькану в совокупности прожитого и созданного, в осмыслении ускользающего времени и невозможности понять до конца жизнь непосредственно в момент её проживания является творческий путь Марселя Пруста, одного из глубоко почитаемых профессором Рухманом писателей, тоже еврея по происхождению. Их объединяют общие черты в подходе к творчеству. Оба они, оставшись и сегодня не до конца понятыми, успели показать человечеству в рамках своего существование во французской культуре мировые горизонты и высоты истинного искусства.
Как непревзойдённо и захватывающе рассказал Марсель Пруст своим искушённым читателям (в особенности, тем, кто всегда читает его наедине с самим собой) на пяти с половиной сотнях страниц романа “У Германтов”, третьего тома своей удивительной саги о перманентности времени, казалось бы, о совершенно ординарном событии из жизни. Просто о двухчасовой аудиенции у одной вальяжной графини. Всего-то. Но сколько чувств и размышлений было в этом моменте жизни прожито! Жизнь – это подражание искусству, считает и наш гость. Поток сознания. Это же он исследует и в творчестве Алькана.
Новации Шарля Алькана знатоки сегодня отыщут у Стравинского и у Шостаковича, у Бартока и Брукнера, у многих других известных последовавших за ним творцов. Такова диалектика развития искусства. Алькан уже многим сегодня пригодился, и, что особенно радует профессора Рухмана, его приняли молодые и талантливые исполнители, будь то европейцы, американцы, корейцы или китайцы. Очень радует.
Этой лекции-концерту, к слову, предшествовало тоже само по себе неординарное и знаменательное событие. Профессор Рухман передал Обществу в пользование новым исполнителям из своей личной коллекции инструментов заново настроенный с его помощью чёрный старинный кабинетный рояль фирмы “J. Becker”, 1907 года выпуска. На этом инструменте профессор, собственно, и провёл своё замечательное музицирование.
Много было вопросов. По ходу общения кто-то из заинтересованных слушателей спросил о сегодняшних музыкальных предпочтениях Шимона. Были названы известные имена коллег профессора и сегодняшних мэтров. Тех, кто находится в постоянном исполнительском поиске – Мирослава Скорика, Валентина Сильвестрова, Мишеля Леграна. А с баннера, занимающего целую стенку малого зала на Угольной, в это время усмехались зрителю с большой цветной фотографии обнимающие друг друга неразлучные друзья-рокеры с инструментами в руках. Это новые еврейские музыканты организовавшейся пару лет назад при Обществе рок-группы “Fever” (можно перевести как – “Горячие головы”), под руководством фронтмена Фади Хаека, за день до этого с успехом сыгравшие для молодой публики премьерный концерт во львовском ночном рок-кафе “Атмосфера”. Вот вам и сокрестие музыкальных приверженностей на дорогах времён. Вот и неожиданность творческих встреч.
Актёры действующего при Обществе театра “Маска”, хорошо знающие сегодняшнего гостя, тоже постарались и преподнесли Шимону Рухману в дорогу своё доброе поэтическое напутствие, прочитав несколько стихотворений его любимых поэтов: Осипа Мандельштама “Жил Александр Герцевич” (Виталий Новицкий); Веры Павловой “За пианино, к целому свету спиной…”, “О, самый музыкальный на свете народ!” (Людмила Котова), “Поэт и Чернь?” (Наталия Петровская); Марии Ватутиной “Притча о Моисее” (Лилия Цыганок). Следует сказать, что Вера Павлова и Мария Ватутина – большие друзья самого профессора. Свои посвящения любимому Маэстро добавили и львовские поэты Людмила Котова и Михал Влад.
На прощание негромко спел Шимону ласковую детскую еврейскую песенку патриарх и хранитель Общества, 90-летний Борис Дорфман. Благодарные зрители аплодировали стоя и долго не отпускали со сцены державшего трепетные розы профессора Шимона Рухмана, ставшего за этот час с небольшим их мудрым наставником и добрым другом.
Этот вечный Странник, которого мама Шимона, Сара Гершевна, когда-то в детстве подзывала к себе ласкающим до сих пор его абсолютный слух словом – “Эбэрбутл!”, опять привычно засобирался в дорогу. Непоседа, он и есть – “Непоседа!”. Назавтра вешки его нового пути, привычно складываясь по правилам неэвклидовой геометрии, покрывающей любое криволинейное, в том числе, конечно, и входящее в его ведение земное пространство, обозначат совсем иной, новый вектор вечного и по-прежнему притягательного для него движения. Полёта в будущее.
Внимающим же следует хорошо запомнить предпосланное им великим гением Шарля Алькана и любезно оставленное на память профессором Шимоном Рухманом музыкальное предупреждение о характере исполненных произведений. Исполняется – “Более, чем взволнованно!…”.

Михал Влад

ВОДА ВРЕМЁН

Шарлю Валантену Алькану (Моранжу),

виртуозно преподнесённому нам мастером игры,
профессором Шимоном Рухманом
в концертном зале Львовской музыкальной школы
вечером, во вторник, 2 апреля 2013 года

меж берегами призрачных земель
над речкой дельтой плавнями и миром
Б-г перекинул мостиком клавиры…
их темперируя и превращая – в трель

на гнутом мостике вдоль низеньких перил
туда-сюда маяча спозаранку металась тень времён
и маялась подранком – грехом больна

а Б-г – всё воду лил…

и прибывала талая вода
весне с зимой так докучали склоки
решить бы нужно им – кому платить оброки
они ж друг дружку принялись катать

не выяснен был вечный тот вопрос
не складывалось счастье между ними
рябил рассвет и растекался иней
опять водою – доконав мороз

и чтоб окончить спор и навсегда забыть
о распрях тех упрёках и затеях

гонца им Б-г – послал…

чтоб он решил скорее
кому ж из них на свете первой быть

а тот вдруг взялся музыку играть
мостить иную горнюю дорогу
заслушалась зима – весна поджала ногу
да так и сели разом горевать

та музыка-кудесница была
союзницей меж ними – лишь затеей
вода времён и мостики над нею

какие это давние дела …

04 апреля 2013 Михал Влад

 

[nggallery id=2]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1