Баден-Баден

История эта, как и многие другие полезные дела, началась с Екатерины II. Она присмотрела невесту для своего любимого старшего внука Александра в Баденском доме. Одна из принцесс, Луиза, была привезена в Россию, крещена в православную веру и в 13 лет была выдана замуж за Александра, бывшего старше её на год с небольшим. Их совместная жизнь была сложной, но описание её не входит в планы этой статьи. Важно то, что баденская семья породнилась с Российским императорским домом. Важные события, которым посвящена эта статья начались в 1813 г., когда император Александр I ездил «по служебным делам» в Париж. К этой поездке он приурочил посещение тестя и тёщи в их баденской резиденции. Обе стороны остались очень довольны встречей и год спустя, в 1814 г. родной дом посетила принцесса Луиза, в замужестве Государыня императрица Елизавета Алексеевна Романова.

В этих фразах скрыта одна особенность, благодаря которой и стала возможна такая статья. Персоны такого ранга никогда не путешествовали в одиночестве. В их свитах находились до 50 человек (в каждой). Причём, это были, как правило, высокопоставленные и знатные особы (фрейлины, адъютанты и т. д.). Все они внезапно обнаружили, что попали в райский уголок. Изумительная природа в сочетании со старинными средневековыми постройками, чудодейственные горячие минеральные источники и купальни, чуть ли не с римских времён. Родственники и друзья первых посетителей Баден-Бадена стали паковать чемоданы и готовиться к поездке. Но, первыми гостями курорта стали не они. Отряхнув пыль с мундиров, из Парижа приехала первая группа боевых генералов из 10-ти человек залечивать раны и просто отдохнуть от окончившейся войны. Среди них Барклай де Толли, снова обласканный царём и получивший звание фельдмаршала, и популярный в армии генерал Милорадович, ставший бессмысленной и не нужной восставшим жертвой на Сенатской площади в 1825 г. Кстати, позже прибыл и Пестель подлечиться. В 1826 г. он будет повешен по решению суда, как и убийца Милорадовича Каховский.

С этих первых визитов началась эпоха «освоения» русскими Баден-Бадена, которая продолжается и сегодня! Ездили почти все сословия от аристократов до разночинцев. Баден-Баден превратился в своеобразную летнюю столицу Европы. В удачный сезон количество приезжих доходило до 5000 чел.
Среди постоянных гостей было много известных русских писателей. Одно перечисление фамилий захватывает дух! Жуковский, Гоголь, Вяземский, Сологуб, Гончаров, Тургенев, Достоевский, Лев Толстой! Это только «первый» ряд! Было много других, менее известных. Благодаря этому обстоятельству Баден-Баден стал третьим в мире городом после Петербурга и Москвы по количеству проживавших в нём русских писателей! Эти имена оставили заметный след в истории немецкого курорта и предприимчивые немцы до сих пор этим пользуются. Но, кроме тех, кто использует русскую тему для привлечения туристов, есть настоящие подвижники и фанаты изучения русских следов в Баден-Бадене. В первую очередь это Ренате Эфферн — основатель и многолетний руководитель Тургеневского общества Баден-Бадена. С ней мы ещё встретимся на страницах этого очерка. Степень участия в жизни курорта у всех разная. Некоторые (Достоевский, Лев Толстой) ограничились крупными проигрышами в местном казино. Другие связали свою жизнь с Баден-Баденом навсегда, в прямом и переносном смысле! Итак, мы начинаем…

Василий Андреевич Жуковский, великий русский поэт и переводчик. Правда, так было не всегда. Лет двадцать пять тому назад определённые круги русской интеллигентности предприняли попытку отделить зёрна от плевел и провести чёткую границу между русскими и русскоязычными писателями. Критерием русскости предполагали чистоту крови. Жуковский точно тест бы не прошёл! По современным представлениям он считался бы турком по Галахе. Один из друзей его будущего отца, помещика Афанасия Бунина, привёз ему с турецкой войны в подарок двух девушек-турчанок, сестёр. Младшая вскоре умерла, а старшая, Сальха, стала наложницей помещика и родила ему сына, названного Василием. Если Вы где-нибудь прочитаете, что матерью Жуковского была Елизавета Дементьевна Турчанинова, то это правда! Так стала называться Сальха после крещения в православную веру. Воистину, диву даёшься, узнавая, как возникали такие известные фамилии. Узаконить сына Бунин не мог и, по существовавщей тогда практике, его усыновил обедневший сосед-помещик, живший в их семье, Андрей Жуковский. Кстати, И. А. Бунин установил, что он и Жуковский являются прямыми потомками одного и того же Бунина, и очень этим гордился!
Жизнь и творчество Жуковского хорошо известны и всё есть в интернете. О его роли в создании современного русского языка говорит этот короткий анекдот (а может быть действительно имевший место разговор):

Пушкин (П) спрашивает у Жуковского (Ж):
(П) Как бы ты написал такое-то слово?
(Ж) А зачем тебе?
(П) Просто хочу знать, как оно правильно пишется.
(Ж) А вот, как я его написал бы, так и было бы правильно!

Хочу отметить лишь, что он имел много друзей и старался помогать всем им чем мог. А мог он многое, т. к. был близок к царской семье, будучи учителем многих великих княгинь и воспитателем наследника, будущего Александра II. А вот ему помочь никто не мог. А был он глубоко несчастен в личной жизни. Его трогательная любовь к своей племяннице, Маше Протасовой, хотя и была взаимной, так и не привела к браку. Её мать, сводная сестра Жуковского стеной стояла между ними, опасаясь последствий близкого родства, и согласия на брак не давала… Маша была выдана замуж за известного врача Мойера и умерла при родах вместе с младенцем.
В 1841 г. он женился на дочери своего друга, немецкого художника Рейтерна, Елизавете. От этого брака родились дочь (в1842 г.) и сын (в1845 г.). Но страдания не покидали его. Молодая жена была болезненной и страдала от депрессии. Он философски относился к реалиям своей жизни: «Страдания одинокого человека суть страдания эгоизма; страдания семьянина суть страдания любви».

Начавшиеся в 1848 г. революции заставили Жуковского искать тихое место по всей Европе, пока он не осел окончательно в Баден-Бадене. Там была и последняя надежда на исцеление от вдруг обрушившихся на него и его жену болезней. Скончался Жуковский 12 апреля 1852 г., и был похоронен на кладбище Баден-Бадена в склепе, на стенке которого была сделана надпись его стиха: «О милых спутниках, которые сей свет присутствием своим животворили, не говори с тоской их нет, а с благодарностию были».
В августе того же года слуга Даниил Гольдберг перевёз прах Жуковского в Петербург, повторные похороны прошли 29 августа в Александро-Невской лавре. На церемонии присутствовали П. А. Плетнёв и Ф. И. Тютчев. Жуковского похоронили близ могил И. Козлова и Н. Карамзина.

Елизавета Евграфовна Рейтерн-Жуковская, никогда не отличавшаяся крепким здоровьем, скончалась в 1856 году.
В могилу в Баден-Бадене позднее захоронили дочь и сына Жуковского. Однако, в 1949 г. окончился срок оплаты могилы и все наружные конструкции её были разобраны. Но, по инициативе местных славистов из упоминавшегося уже «Тургеневского общества» власти выделили средства на воссоздание захоронения. Состоялось торжественное освящение креста священником Русской православной церкви за рубежом, прозвучали нужные слова признания значения Жуковского для России и Баден-Бадена и фамилия его заняла своё прежнее место в истории и культуре Баден-Бадена

 

могила в Баден-Бадене

 

Надгробная плита на могиле в Баден-Бадене

 

Бюст Жуковского в Баден-Бадене

Следующий персонаж самый популярный русский в Баден-Бадене И. С. Тургенев. Он прожил там 8 сезонов. Этот период оставил след и в русской литературе. Там появился его роман «Дым». Реалии этого романа до сих пор являются бережно хранимыми достопримечательностями города и снабжены подробными пояснениями на двух языках. Конечно, он не случайно так долго прожил в Баден-Бадене. Всё это время здесь располагалось семейство Полины Виардо — его близких друзей. Близость эта определялась не только нежными чувствами, которые Тургенев питал к Виардо. В этой семье воспитывалась и внебрачная дочь Тургенева, Пелагея, ставшая во Франции Полиной, и позднее официально признанной отцом. Семья Виардо снимала большую виллу, превратив её в культурный центр городка. Здесь ставились оперетты, музыку к которым писала сама Виардо, а либретто — Тургенев. На этих вечерах бывали культурные знаменитости и, даже, коронованные особы. Смерть матери сделала Тургенева богатым и он выстроил недалеко от виллы Виардо свою виллу. Вилла И. С. Тургенева — шедевр архитектурного и паркового искусства (парк расположен за виллой), построена она по проекту французского архитектора. Вилла эта напоминала небольшой дворец. Она существует, и сегодня, но является частным владением, сохранив название: «вилла Тургенева», но вход туда запрещён.

Конечно, Тургенев был в то время не единственным известным русским писателем в Баден-Бадене. Особенно колоритными фигурами оказались Достоевский и Лев Толстой! Оба «прославились» игрой в местном казино. Особенно отличился Достоевский. Он проиграл все свои деньги, все деньги, взятые взаймы, все семейные драгоценности и, даже, последнее платье жены, готовящейся стать матерью! Позднее, все его переживания переплавились в его известное произведение «Игрок»!

Проигрыш Толстого был не таким масштабным, но, зато стремительным и, оставившим его без копейки денег. Реакция его была бурной: он назвал всех посетителей казино идиотами, и себя первым! Выручил его сосед по имению — Тургенев, одолжив большую сумму денег для возвращения домой.

Вилла Тургенева

 

Памятник Тургеневу в Баден-Бадене

Следующий персонаж князь Пётр Андреевич Вяземский. Раз он попал в эту статью, значит он попал в Баден-Баден. Попал он туда очень старым. Забегая вперёд, скажу, что там он и умер. Приехал он туда с женой, княгиней Верой Фёдоровной и дочерью, умирающей от туберкулёза, в надежде на её исцеление. Она оказалась последней из семи его детей, умерших от разных болезней. Выжил только один, восьмой ребёнок, сын Павел. Страдания поэта вылились в его известном стихотворении:

Я пережил и многое, и многих,
И многому изведал цену я;
Теперь влачусь в одних пределах строгих
Известного размера бытия.

Мой горизонт и сумрачен, и близок,
И с каждым днем всё ближе и темней.
Усталых дум моих полет стал низок,
И мир души безлюдней и бедней.
Не заношусь вперед мечтою жадной,
Надежды глас замолк, — и на пути,
Протоптанном действительностью хладной,
Уж новых мне следов не провести.
Как ни тяжел мне был мой век суровый,
Хоть житницы моей запас и мал,
Но ждать ли мне безумно жатвы новой,
Когда уж снег из зимних туч напал?
По бороздам серпом пожатой пашни
Найдешь еще, быть может, жизни след;
Во мне найдешь, быть может, след вчерашний, Но ничего уж завтрашнего нет.
Жизнь разочлась со мной; она не в силах
Мне то отдать, что у меня взяла,
И что земля в глухих своих могилах
Безжалостно навеки погребла.

В известной комедии Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово» режиссёр вложил эти слова в уста полковника (Гафта). Я не допускаю, что уважаемый мною режиссёр не знал повода, по которому написаны эти стихи, но этот романс в исполнении Гафта, да ещё в сопровождении хора цыган… Но, считается, что художник имеет право…
После смерти дочери (и внучки — несчастья продолжали преследовать семью Вяземских) князь и княгиня приняли решение окончить свои дни в Баден-Бадене.

Уж если умереть мне на чужбине,
Так лучше здесь, в виду родных могил:
Здесь я нашел, чем скорбь жила доныне,
Здесь я не раз заочно слезы лил.
Приветствию знакомой грусти внемлю:
Здесь вчуже я уж дважды умирал;
В сокровищах, зарытых смертью в землю,
Полсердца я остатки отыскал…
Старая и больная княгиня проводила поезд с останками князя, умершего в 86 лет, увозившего также прах их дочери и внучки.

Князь был похоронен в Александро Невской лавре, в некрополе. В одной могиле с ним покоится прах княгини Веры, умершей вскоре в возрасте 96 лет. Она была старше мужа на 10 лет, но брак оказался счастливым. На другой стороне надгробия такая же надпись о княгине Вяземской.

Жуковский и Вяземский были не единственными великими русскими, окончившими свои дни в этом прекрасном городе. Следующий великий — канцлер Горчаков!

Начну из далека. Писатель-декабрист А.Бестужев (Марлинский), сосланный на Кавказ рядовым, быстро освоил там местные языки. Тогдашний наместник, Паскевич, обратился к Николаю I с ходатайством о переводе Бестужева в его канцелярию, т. к. при знании местных языков он был бы там наиболее полезен. Царь наложил резолюцию: «Государственный преступник Бестужев должен содержаться не там, где он наиболее полезен, а там, где он наименее вреден!» Резолюции царя переписывались в специальную книгу, по которой наследник учился государственной мудрости. Когда Пушкин умер, царь поручил Жуковскому изучить весь его архив с целью уничтожения, если обнаружатся, крамольных документов, могущих бросить тень на светлый образ первого поэта России. Такая мудрость государя, которого с детства накачивали этой мудростью лучшие учителя вполне объяснима. Но, такая же мудрость у 14-летнего подростка может быть только врождённой! Князь Горчаков был лицеистом первого выпуска и близким другом Пушкина, посвятившего ему много стихотворений. Большим знаком дружеской привязанности было то, что Пушкин подарил Горчакову свою первую поэму «Монах», написанную им в 13 лет. Поэма была результатом эротических фантазий 13-ти летнего подростка, порочащая, по мнению Горчакова, будущего первого поэта России, в чём сам Горчаков уже тогда не сомневался. Уничтожить поэму он тоже не решился… Только после его смерти она была найдена в его бумагах… Уже работая в министерстве иностранных дел, Горчаков оказался одним из тех, кто не побоялся посетить опального Пушкина в Михайловском.

После ухода в отставку Нессельроде, Горчаков стал министром иностранных дел, и позднее — канцлером. Это был высший чин и достаточно редкий. В России канцлеров было меньше, чем императоров: всего 5. Поэт Тютчев всю жизнь проработал в его ведомстве и буквально боготворил Горчакова, посвятив ему несколько стихотворений. Выйдя в отставку, уже в солидном возрасте Горчаков поселился в Баден-Бадене, надеясь поправить пошатнувшееся здоровье. Но, вечно не живёт никто! И лишь немногим удаётся окончить свои дни в этом райском уголке. Ему удалось…

 

Памятник в Александровском саду в Петербурге

Памятник в Александровском саду в Петербурге.
Недавно Горчакову был открыт памятник во внутреннем дворе МГИМО. Сегодня все помнят его, ставшую классической, фразу: Россия должна сосредоточиться! Но страна и по сей день не может выполнить этот завет своего великого канцлера!

Последний сюжет посвящён той же теме: известные русские в Баден-Бадене, но, уже в современном. Связан он с Фестшпильхаусом. Гигантский оперный театр и концертный зал (второй по размеру в Европе), вмещает 2500 зрителей. Театр обладает уникальной акустикой. Был открыт 18 апреля 1998 года. Решение о строительстве Баден-Баденского Фестшпильхауса — фестивального дворца, — было принято в середине 90-х годов. За довольно большие деньги был реализован по настоящему редкий архитектурный проект: позади отреставрированного здания старого вокзала, смотрите на фото, вписался гигантский куб из светлого мрамора и стекла. Причем вписался так хорошо, что его практически не видно, и не заметны его внушительные габариты. Незабываемые впечатления оставляют выступления мировых звезд, проходящие во Дворце фестивалей. Звезды мировой величины в мире классической музыки такие, как Анна-София Муттер, Анна Нетребко, Даниэль Баренбойм, Кент Нагано, Пласидо Доминго, Джеймс Левайн, Томас Хампсон и многие другие, чувствуют себя во Дворце фестивалей, как дома. Первым концертом в день открытия дирижировал Валерий Гергиев и, с тех пор и по настоящее время, особые отношения свяывают Фестшпильхаус с Мариинским театром. Здесь два-три раза в году выступает оперная труппа, и три-четыре раза — балетная. Фактически Гергиев превратил его в третью площадку Мариинского театра. Следует также отметить, что Фестшпильхаус, является единственным театром в Германии, который обходится без государственных субсидий.

В этом театре, как и во многих других, существует традиция новогодних концертов с участием лучших солистов мира. Заканчиваются эти концерты 31 дек. в 12 часов ночи, а к услугам зрителей театральные кафе, без которых в Германии не обходится ни один театр и, даже, музеи! Если мне не изменяет память, то на концерте 2014 г. в Фестшпильхаусе выступали Хапсон, Вилазон и наша очаровательная Ольга Перетятько. В 12 часов ночи они с бокалами шампанского поздравили зрителей с Новым Годом, каждый на родном языке. Хампсон на немецком, Вилазон на испанском и Перетятько на русском: «С Новым Годом!». и сердце моё наполнилось радостью!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1