Аскет и эстетка, они, если честно…

— Любите ли вы деньги? Да-да — деньги?!!

Предвижу недоумение и, в большинстве, положительный ответ: «Конечно, да»!

Я тоже люблю деньги. Но люблю я их с точки зрения возможностей, которые они мне открывают, люблю их, как средство воплощения мечтаний, достижения целей.

А вот мой муж любит деньги, ради самих денег. Он радуется их наличию у себя и, конечно, преумножению. Он умеет откладывать, попросту, копить, а вот расставаться он с ними не спешит. При таком разном подходе к этому вопросу, мы вполне мирно достигли рубежа жемчужной свадьбы.

Эта наша совместная поездка в Санкт-Петербург была, как всегда, неповторимой и особенной. Мартовская весна будоражила свежими ветрами, островками снега, торосами Невы и каналов, предчувствием прекрасного погружения в сокровищницы любимого города.

В один из дней решено было посетить  Екатерининский парк в городе Пушкине. И вот машина мчит нас по трассе на приятную прогулку. За рулем сын, обосновавшийся в Питере и неплохо изучивший и город и окрестности. После немых просторов, пригородных сооружений, встреченных фур и указателей, мы, наконец, очутились в месте, где сосредоточились дачи царей. Им предшествовал аккуратный коттеджный поселок, не входящий в диссонанс с окружающим.

Екатерининский парк встретил нас свежим снежком, синим небом и брызгами солнца. День оказался ясным и ярким. Настроившись на продолжительную ходьбу, мы были очарованы причудами и извивами того, что увидели. Мы шли и шли: по дорожкам, по тропинкам, по горбатым мостикам, взбирались на холмики и угорчики, сидели на белых скамьях, смотрели на воду искусственных каналов и водоемов. Видели разные сооружения, пирамиды, нагромождение камней, беседки, павильоны, вековые деревья. Хвойные деревья чередовались с лиственными.

Было пустынно. Девственный снег бережно укрывал малейшее несовершенство и обнимал своей чистотой все вокруг. Не трудно было представить себе гуляющие здесь парочки прошлых веков, их пышные наряды: кринолины, перчатки и шляпки дам, цилиндры кавалеров. Их голоса. Их смех. Жизнь прошлых эпох.

Вдоволь надышавшись чистым, свежим воздухом, мы еще заехали в Павловск и повернули назад. С морозца и после прогулки уже захотелось пообедать. Сын загадочно улыбнулся и изрек: «Сейчас я привезу вас в чудесное место. Вы его оцените по достоинству».

Я была в предвкушении. Я доверяла сыну, настроение взлетело еще выше.

И вот мы на развилке, где много указателей. Где так красиво растут группы берез. Несколько сооружений. Гостиничный и ресторанный комплексы. Все радует глаз. Мы направляемся в дивный особнячок «Уно-кафе», где я, очарованная, вижу большие чистые окна, в которые льются снопы света, мягкие диваны с подушками, удлиненные столики, гравюры на стенах, какие-то мелочи, создающие немыслимый уют.

К нам любезно спешат, нас усаживают, подносят меню.

— Французский декаданс, — говорит об интерьере наш сын.

У меня взлетность души. После такой значимой прогулки по парку Екатерины, находясь в месте дач царей, было бы неплохо и достойно пообедать в красивом месте. Это был бы нужный аккорд, взятый вовремя.

Но…

Посмотрев меню, мой муж-аскет, сфокусировался на стоимости стейков и решительно произнес: «Здесь мы обедать не будем! Поехали дальше»!!!

Что удивительно? И у меня и у сына были свои деньги, но мы как-то не решились вступать в пререкания и покорно покинули столь приглянувшееся нам местечко. Было обидно, было жаль, не хотелось верить, что мы вот так вот и уйдем. И ведь это не каждодневная привычка обедать в дорогих ресторанах, а единичный случай так приятно, в таком волшебном месте завершить так чудесно начавшийся день. Было грустно от того, что не все это понимают.

Что вы, думаете, было дальше? Мы поехали какой-то другой дорогой, возвращаясь в Питер. Ничего, похожего на кафешки, нам не попадалось. И вдруг!!! На перекрестке четырех дорог — столовая для дальнобойщиков. Вот там-то мы и припарковались по распоряжению мужа.

Теперь представьте картину. Я в шляпке с маленькими полями в стиле «нуар», в элегантных черных вещах с ювелирным дизайнерским гарнитуром — янтарь в серебре, сижу за столом со своими самыми дорогими людьми и подсаливаю суп своими непрошенными слезами, непроизвольно капающими в тарелку.

Ничего не имею против дальнобойщиков, уважаю их труд, но натура эстетки хотела совсем иного. И от этого я расстроилась.

Муж же, казалось, ничего не замечая, с удовольствием поглощал обед. Сын, напротив, пытался шутить и как-то разрядить обстановку. И еще я почувствовала, что он что-то замыслил…

В Санкт-Петербург мы въехали по красивейшему Московскому проспекту. Так много прекрасных, исторических зданий увидела я в окно машины. А припарковался сын в «золотом» центре на улице, недалеко от Сенатской площади. Рядом выстроились в ряд машинки «Порше панамера», закрепленные за vip-персонами, расположенного там отеля.

Сын поведал нам, что именно здесь, на высотном этаже ресторана, он «завоевывал» свою девушку, не имея тогда еще ни постоянной работы, ни жилья, ни денег. Он назначил ей свидание в этом ресторане, заказав чайничек чая и шоколадку. Бонусом были его обаяние, красноречие и шикарный вид из окна. Они вместе уже два года.

Оставив машину, мы отправились вперед. Сенатская площадь, Исакий, памятник Петру, Дворцовая набережная, вид на Васильевский остров, Дворцовая площадь, где мы «поштурмовали» «Зимний» перед вспышками фотоаппарата, затем Миллионная улица, каналы с уточками, и мы очутились на Конюшенной площади. Ноги уже «гудели»…

— Мама, папа, — сказал наш сын, — я хочу угостить вас хорошим кофе.

Перед нами распахнулись двери ресторана «Любимое место».

Высокий и статный афроамериканец принял нашу верхнюю одежду.

Нас проводили на второй этаж по узкой, витой металлической лестнице белого цвета, расположенной в центре первого этажа двух уровневого ресторана. Мы расположились за столиком на мягком диване.

Сделав заказ, мы снова спустились вниз, чтобы помыть руки.

Ах! Я была поражена и очарована умывальными принадлежностями. Такого я еще нигде не видела. Здесь не было бумажных полотенец, не было сушилок для рук. Хром краников умывальников, стилизованных под старину, и амальгаму зеркал сопровождала резная деревянная полочка «мореного дуба», на которой стопкой лежали накрахмаленные, льняные, белоснежные салфетки, а внизу стояла чудесная корзинка для использованных.

Немного ожидания и перед нами уютные чашечки с кофе марки Maragogype Guatemala, французской обжарки и маленькие зефиринки с лесными ягодами. Ароматный кофе в такой приятной обстановке, наше семейное общение окрасили настроение нежными полутонами. Было так уютно, так приятно и органично находиться здесь.

 

Наш путь к машине был не близок. День уже клонился к вечеру. Программа дня была исчерпана. Впереди нас ожидало еще много всего необычного в благословенном, удивительном, манящем городе на Неве.

 

Теперь, когда я вспоминаю этот день, я улыбаюсь. Так все сложилось. Что-то не сбылось, а что-то оказалось неожиданным. Как же прав Пушкин, сказавший:

 

«Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живет;

Настоящее уныло:

Все мгновенно, все пройдет;

Что пройдет, то будет мило».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1