Батькина жинка

За ней пришёл военный патруль. Козырнув вручили отпечатанную на серой бумаге  повестку. Женщина взяла её в руки, смахнула набежавшие слезы, подняла глаза к небу. В столице поверженной Германии стояла тихая предосенняя жара. Три месяца прошло с момента подписания акта о безоговорочной капитуляции.

— А вдруг это не из-за прошлого? Может, коменданту просто понадобился переводчик? И он мне работу предложит. Ведь написано же. Явиться со всеми документами. Сколько интендантских частей занимается вывозом материалов и оборудования из Германии. В каждую требуется переводчик. Понятное дело, без тщательной проверки на такую работу не устроиться. Изучение документов неизбежно. Но ведь, сколько лет прошло. Может, глубоко копать не станут. У особистов сейчас других проблем выше крыши.

 

Надежды Галины Кузьменко не оправдались. Домой из комендатуры она не вернулась. Попала в фильтрационный лагерь. При обыске у женщины обнаружили двести десять марок. Берегла на чёрный день. И этот день настал, но дензнаки не понадобились. Их  банально изъяли при обыске.

***

В Киеве её поместили в одну камеру с уголовницами. Следователь предложил сделку.

— Будешь ездить во Францию. Общаться с эмигрантами из России. Выявлять  тех кто  сотрудничал во время войны с немцами.

Галина отказалась. Сослалась на то, что плохо знала бывших белогвардейцев.

— На роль предательницы не гожусь. Она мне противна.

Незадолго до Нового года вынесли приговор:  восемь лет лагерей.

***

УРА! УРА! УРА!

ПОЙДЁМ МЫ НА ВРАГА,

ЗА МАТУШКУ ГАЛИНУ,

ЗА БАТЬКУ – ЗА МАХНА

(Из махновской песни)

По собственной воле (из-за вечно пьяного отца) или по желанию родителей юная гимназистка оставила учёбу и оказалась в женском монастыре. Тамошнее бытие у всех на виду. Совсем скоро послушницы передавали из уст в  уста.

— А наша Анфиска-то, ну та, которую в миру Галинкой кликали. С полицейским Евстигнеевым, того…

Молодая монахиня слухов не опровергала.  Собрала нехитрый скарб, да и покинула обитель вместе с сыном барона Корфа. Отправились к новому месту жительства, в его родовое имение, близ  Умани. Однако  барон с баронессой выбор сына, мягко скажем, не одобрили. Кандидатку в невестки быстренько спровадили назад, откуда прибыла.

Запасной вариант так же отпал. Ухажёр Евстигнеев, узнав об бегстве возлюбленной, свёл счёты с жизнью. Настоятельница монастыря, устав от скандалов, не пожелала видеть любвеобильную монахиню в своей обители.

***

О знакомстве и сватовстве батьки Махно и Галины ходит множество легенд. Среди них имеется и такая. Нестор, наслышанный о необыкновенной учительнице, нагрянул в школу. И предлог сыскал соответствующий. Немедленно потребовал редкую книгу, имеющуюся в тамошней библиотеке. Ничуть не испугавшись грозного атамана, девушка сообщила.

— Книга действительно уникальная. Подобные произведения за пределы школы выносить никак не возможно.

Нестор кричал, что без книги и шагу не сделает!

Галина швырнула тяжеленный том на пол.

— Подними!

— Не на ту напал! Тебе треба, ты и гни спину.

Батька выхватил револьвер.

— Для такой упрямой как ты, мне целого барабана не жалко!

Однако из ореховых глаз училки вылетели такие искры, что он в мгновение ока осознал: училка — точно, его женщина.

Дабы произвести впечатление на Галину, Нестор прибарахлился. Обзавёлся  набором шелковых сорочек, где-то раздобыл высокие сапоги. Не отставала от ухажёра и учительница. Облачилась в мужской костюм. Стала носить каракулевую шапку.

Родители Агафьи-Галины, набожные люди, потребовали от Махно перед свадьбой поклясться, что он ходит в церковь.

***

Став законной женой атамана, она щеголяла в пальто, отороченном мехом котика и в светлых ботах. Сложно поверить, что эта улыбающаяся элегантная дама наравне с мужиками ходила в атаку. Случалось, что и строчила из пулемёта. Расстреляла махновцев, застав их за грабежом и насилием над женщиной.

Не раздумывая ни минуты, рисковала жизнью для общего дела.

 

***

Село Песчаный Брод заняли красные. Не мешкая, приговорили  к расстрелу местных кулаков, ну и отца Галины, бывшего жандарма Андрея Кузьменко. Спустя несколько часов батьке доставили депешу. Махно немедленно отправил в село отряд из трёхсот человек. Утром в освобождённый Песчаный Брод приехал сам атаман и убитая горем жена. Понятное дело, тут же разыскивали тех, кто выдал её отца. Местную жительницу по фамилии Бродская, женщина зарубила собственноручно. На площадь вывели пленённых красноармейцев. Лучшая подруга бывшей училки Феня Гаенко расстреляла всех лично. Атаман сидел мрачный. Мочал и не вмешивался в происходящее.

 

***
Женщина и на войне остаётся женщиной. «Крестьянская царица», несмотря на многочисленные протесты, взяла на воспитание маленькую дочь командира Стального полка коммуниста Михаила Полонского. Нестор расстрелял его за подготовку заговора в армии батьки.

 

***
В последние дни лета 1921 года, преследуемый  красноармейцами, Нестор с Галиной и небольшим отрядом пересёк Днестр у деревни Монастырка. Батька еле держался на ногах. В последнем бою схлопотал пулю в шею, правда, навылет, через щеку. На другом берегу их ждала Румыния.

Женщина первым делом стянула с себя мокрую одежду. Пограничники, вдоволь налюбовавшись на даму в неглиже, доставили всех на заставу.

***

В начале двадцатых годов Советское правительство не ещё не имело никаких официальных дипломатических отношений с соседней страной. Однако этот факт не помешал наркому иностранный дел Чичерину спустя пару недель направить ноту председателю румынского совета генералу Авереску с требованием выдать Махно.

Румынское правительство, в обычной своей манере, тянуло время.

Беглецов держали в бараке. Кормили  кукурузной похлёбкой.

***

Чета Махно  бежала. Румынские власти вздохнули с облегчением.

В апрельские дни  1922 года небольшая группа измученных людей перешла польскую границу.

***
Нестор Махно и Галина Кузьменко были арестованы польскими властями и предстали перед судом. Их обвиняли в подготовке восстания в Галиции. И в попытке создания крестьянской анархической республики. В тюремных застенках Галина стала мамой. Родила девочку. Европейские и американские анархические организации оплатили недешёвые услуги адвокатов. И те выполнили поставленную перед ними задачу. Варшавский окружной суд вынес оправдательный приговор. Услышав это, Нестор сделал заявление для прессы. Сообщил корреспондентам, что посвящает свою жизнь беспощадной борьбе с советской властью. Но ожидаемого отклика из эмигрантских кругов не последовало. Денег на святое дело никто не предлагал.

***

Бывший атаман сильно изменился. Даже попытался свести счёты с жизнью. Однако в среде русской эмиграции бытовала другая версия. Анархистка Ида Метт уверяла, что «На правой щеке Махно заметен огромный шрам. Галина попыталась убить его во сне. Кажется, у неё был роман с петлюровским офицером». Врачи оказались на высоте. Спасли бунтаря от смерти. А власти усилили полицейский надзор. В конце концов, от греха подальше, семейство депортировали во Францию.

***

В Париже Нестор устроился плотником в оперный театр. Затем трудился простым  рабочим на одной из фабрик концерна Рено. Жили впроголодь. Обострилась чахотка. Галина, всерьёз опасалась, что малолетняя дочь заразится от отца. Забрала малышку, переехала в другое жилище. Открыла лавку бакалейных товаров  «Махно».

В тридцать четвёртом году батьку окончательно одолела неизлечимая болезнь.   Стали гнить ребра. Жена навестила умирающего супруга в госпитале.

— Ну, ты как?

Бывший хозяин Гуляйполя ничего не ответил. Из глаз усталых, мутных катились слезы.

Лавка разорилась. Преуспевающей бизнес леди из Галины не получилось. Что бы как то выжить, работала где придётся. В сапожной мастерской плела туфли. Бралась стирать бельё. Прошла медицинскую комиссию и стала получать мизерное пособие.

После оккупации Франции, фашисты вывезли атаманскую жинку и её дочь Елену на работы в Германию.

***

Из обвинительного заключения по следственному делу 1. Кузьменко Г. А., 2. Михненко Е. Н. «В августе 1945 года оперативной группе НКВД района Митте-Берлин стало известно, что в г. Берлине проживают жена и дочь известного руководителя анархистских банд на Украине Махно Нестора — Кузьменко Галина Андреевна и Михненко Елена Несторовна, которые в эмиграции занимались активной антисоветской деятельностью… Дело… направить на рассмотрение Особого совещания при НКВД СССР».

***
Женщина в  лагере полностью утратила былой шарм. Эффектная дама с глазами цвета ореха в котиковом пальто исчезла навсегда. Отбыв положенное по приговору, на свободу вышла советская бабушка-старушка в штопаном платочке.

***

Шли годы. Наступила хрущевская «оттепель». Галине посоветовали  обратиться в компетентные органы  с просьбой о реабилитации.

«По Вашему заявлению Прокуратура УССР изучила дело, по которому Вы были осуждены. Материалами дела виновность Ваша доказана, и оснований для реабилитации не усматривается.

3ам. начальника отдела по надзору за следствием в органах госбезопасности Г.Малый».

***

Галина (Анфиса) Андреевна Кузьменко-Махно до конца своих дней жила контрреволюционеркой на вполне законном основании!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1