Быть чудаком и верить в чудеса…

***
Берёзы белоствольной силуэт
На фоне зимнее-голубого неба
И неглубокий шин колёсных след
Вдоль поезда полосками из снега.

Я не была здесь двадцать с лишним лет –
Как снег припорошило память время,
Есть у судьбы на каждый срок секрет:
То жизнь в тиши, то снова — ногу в стремя.

Нежданно и негаданно — Москва,
Россия, белоствольные берёзы
И мысль, что жизнь всегда права –
Люблю её поэзию и прозу.

***
Все глуше музыка души…
Б. Окуджава

Чем глуше музыка души,
Тем раздражённей голос злости,
Она тогда приходит в гости,
Когда усталость нас крушит.

Распяты суетностью дней,
И сами гвозди вбив поглубже,
О чудесах в мечтаньях тужим,
На дёготь заменив елей.

***
Вопросов больше, чем ответов
На самом краешке чудес.
Ну что ж, даст Бог, пройдём и это –
Как ни крушит надежды бес.

Когда холодное свеченье,
Что было некогда огнём,
С улыбкой грустной отреченья
Уйдёт за дальний окоём –

Всё совершится так, как должно.
И важен будет не ответ,
А чувство лишь: что всё возможно
И что несбыточного нет.

***
Дай стать на цыпочки в твоём лесу…
Б. Ахмадулина

Дай ощутить заветное тепло,
Не отнимай простёртую десницу,
Пусть этот миг немножечко продлится –
В душе — волшебно чисто и светло.

На хрупкой грани меж добром и злом
Покоится судьбы моей частица,
И Амульяни-остров снова снится,
И машет чайка трепетным крылом.

Всех прежних чувств забытые слова –
Мне радостно губами их коснуться –
Так сладко в венах рАдужинки бьются (!)
И слабнет суетности жизни тетива.

Женская тайна

Душевную женскую тайну,
Увы, никому не понять,
Когда вдруг услышат случайно
Себе она шепчет: «Стоять!».

«Стоять!» — улыбаясь невзгодам,
«Стоять!» — слёзы щиплют глаза,
«Стоять!» — вопреки непогодам,
«Стоять!» — когда в сердце гроза.

Вот так и стоит улыбаясь,
Держа независимый вид,
Сомненьем душевным терзаясь
И спрятав от всех «что болит».

Подумают: «Ей-то, что нужно?
При ней все — не дать и не взять,
Судьба ей, похоже, послушна,
Не жизнь, а одна благодать».

Но только лишь Богу известно,
О чём она ночью не спит,
Для всех остальных — «Всё чудесно!» —
На том вот она и стоит.

Хрупкое счастье

Хрупкое, хрупкое счастье —
Лёгкий цветной мотылёк,
Таинства жизни причастье,
В зной — на ветру стебелёк.

Господи, сколько же надо,
Чтоб ощутить всё сполна? –
Встретиться с любящим взглядом,
Да чтоб зимою — весна.

Да чтоб вот так, безоглядно,
Верить в далёкий мираж,
И в озареньи отрадном
Чтобы дворцом стал шалаш.

Слаб иль надёжен тот остов –
Гулко стучат топоры.
Господи, как же всё просто!
Как же всё сложно, увы…

Жила и не жила

Жила и будто не жила,
А только черновик писала,
Так, словно завтра же сначала
Жизнь при желанье начала.

Но вот однажды, как пчела
Вонзилась мысль, оставив жало:
Что к миражу всегда бежала,
Сама себе всегда лгала.

При ней все вроде: дети, муж,
В трудах ночей не досыпала,
Богатства нажито немало,
Нет одного — единства душ.

Холодным оказался мир
Тот, что сама же создавала:
Ткала на старость одеяло,
А получился плед из дыр…

И все увиделось тогда
Таким незначимым, бездушным,
И до обидного ненужным,
Не оставляющим следа.

Очнулась будто бы от сна,
Пошире распахнула окна,
И разорвала крепкий кокон,
Тот, что вокруг себя свила.

И стала начисто писать,
Несуетливо, ровно, вольно —
И даже, если было больно,
Уже себе не смела лгать.

ХОРОШО!

Как хорошо душой свободной
Вдруг вознестись над суетой,
Над завистью, всегда голодной,
И над убогой клеветой.

Как хорошо, раскинув руки,
Парить, парить за кругом круг,
Над паутиной чьей-то скуки,
И надоедливых услуг.

Там в небесах под облаками,
Вновь полюбить земную твердь,
И песнь в терновнике с шипами,
И жизни пёстрой круговерть.

Дом детства
Посвящается моей тете Л.К.Мавроди

Малой точкой, каплей во Вселенной,
Затерялся милый сердцу дом,
Для меня огромный и бесценный:
Годы детства поселились в нём.
Мысленно его я посещаю,
Но все реже вижу наяву,
Я в него, как в детство приезжаю
И всю жизнь теплом его живу.
Для кого-то детство это — горы,
Для кого-то — церковь за углом,
Для меня же детство это — море
И вот этот старый, тихий дом.
Пыльный южный город возле моря,
Солнцем опалённые дворы,
Сколько счастья видел дом и горя,
Сколько слышал смеха детворы!
Палуба веранды увитая
Диким виноградом и вьюнком,
Здесь детьми в «пиратов» мы играли,
Вместо рынды — сковородки звон.
И, конечно, сад — свидетель странствий,
Был саванной, прерией, тайгой,
Даже был космическим пространством,
Кратером вулкана и Луной.
Кораблем служили нам качели,
Кубриком — землянка «два на два»,
Парус — простынь, грабли — вместо реи,
Пристанью — скамейка у столба…
Изменившись времени в угоду,
Как и я, он помнит о былом.
Я же повторяю: «Слава Богу,
Что ты есть, мой старый, добрый дом».

Пока есть чудаки…

Чудак, кто верит в чудеса,
Простак, кто в чудеса не верит.
Любава

Быть чудаком и верить в чудеса,
Купаться летней ночью в море звездном,
За журавлем гоняться в небесах –
Я точно знаю: никогда не поздно.

Дыханье от восторга затаив,
Увидеть волшебство в совсем привычном,
И, слыша незатейливый мотив,
Величье ощущать в полете птичьем.

Бежать куда-то за своей мечтой,
Вновь совершая тысячу ошибок,
Не сомневаясь, спор вести с судьбой,
И грезить о награде из улыбок.

О, как мне жаль угрюмых простаков,
Кто, ошибаясь, в чудеса не верит,
Тех, чьи сердца закрыты на засов,
Чьи наглухо забиты в детство двери.

Мир будет жить, пока есть чудаки,
Пока Земля дыханьем их согрета,
Пока родятся с легкой их руки
Стихи и песни, сказки и сонеты.

Пока мазки ложатся на холсты,
Подснежники цветут средь зимней стужи,
И, следуя законам красоты,
В песчинках зреет качество жемчужин.

Да и нет

Давно известно — не секрет:
Ко всем нам поздно или рано
Все наши «да» и наши «нет»
Вернутся метким бумерангом.

Вершит невидимый Судья
Свой суд бесстрастно-справедливый,
А жизни быстрая ладья
Несет сквозь годы, что есть силы.

Все «Отчего?» и «Почему?»,
«За что нелегкая судьбина?»
Видны без грима лишь Ему,
Он знает следствиям причины.

На перепутье трех дорог
Извечно «да» и «нет» терзают,
И трудно преступить порог,
И неизвестность истязает.

Но вновь пылает вечный Рим
И конь троянский побеждает —
Несчастьям не найдем причин,
А может, не хотим?
Кто знает…

***
Всё по спирали, по спирали —
Витки упруги и крепки.
Давно уже Христа распяли,
А мы всё также далеки
От доброты и всепрощенья:
И целимся в который раз
То в сердце, то пониже чуть –
в сплетенье —
Так, чтоб огонь души погас.

***
Мы растворяемся друг в друге
И, все препятствия презрев,
В нечеловеческой напруге
Хотим проникнуть в каждый нерв.

В сосудов ровное теченье
Привносим боль закрытых тем,
И грезим, грезим излеченьем…
Души соседней… А зачем?

Зачем напрасные потуги
По-своему все изменить?
Порядка ложные услуги —
В чужой узор — за нитью нить.

Обречены на всевнедренье —
Энергий, мыслей, чувств — толпой.
И очень редкое везенье:
Хоть иногда побыть собой.

***
Наших душ перелетные птицы
Увлекают нас в мыслях туда,
Где на солнце играя, искрится
Детства, юности память-вода.

Унося в запредельные дали,
Тех далеких и радужных лет,
Очень трепетно, бережно дарят
Встречу с теми, кого больше нет.

Нам теперешним столько же сколько
Было им в наши юные дни,
Нам казалось, что горькой настойкой
Полоскали мозги нам они.

Нет, не нужно входить дважды в реку,
Мудрость лет не смывает вода –
То, что в детстве дано человеку
Растворяется в нем навсегда.

И порой, когда небо с овчинку,
Мы прощения просим у них
И напитком невкусным с горчинкой
Поим чад непослушных своих.

Неудобный человек

Неудобный человек –
Что в его стараньях толку? –
Реплик острая иголка
В череде дневных прорех.

Выставляет напоказ
Разноцветных душ изнанку,
Сделав лёгкою приманкой,
Целится не в бровь, а в глаз.

Неудобный человек –
От него бы отказаться,
С ним бы вовсе не встречаться
И не знать его вовек.

Он подчас и сам не рад:
Промолчать бы, отсидеться –
Глупое досталось сердце –
Правду-матку всем подряд.

Сам, страдая больше всех,
Он врачует душ болезни –
Очень нужный и полезный
Неудобный человек.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Когда душа говорит стихами — это счастье. Ох, как нам всем нужны такие минуты откровенья — это жизнь, которую мы разделяем с друзьями, которые на понимают и делятся с нами своими откровениями. Как же это важно, ценно и непреходяще!