НА СМЕРТЬ МОНТСЕРРАТ КАБАЛЬЕ

Тончайший аппарат человеческого голоса вполне возможно рассматривать, как доказательство существования Бога: доказательство от искусства, не единственное, но весьма яркое.
Значимое в искусстве — то, что позволяет душам ощутить парение, прикоснуться к бесконечному пространству небес, столь утилитарно воспринимаемых нами…
И опера тут — одно из первых искусств.
Пресловутые мурашки по коже мало что значат, а вот ощущение надмирности, что возникает, когда слушаешь бельканто, пронизывает сознанье золотыми нитями.
Умерла Монтсеррат Кабалье.
Но этот оборот несколько нелеп в применение к ней: её голос живёт и завораживает, он именно из ряда тех голосов, что, будучи помноженными на вокальное, изощрённо-тонкое мастерство, и заставляют души расти, тянуться к запредельности.
Её Аида грандиозна, а Тоска яростно-трагична: и на голосовых пределах и по актёрской игре.
Её Саломея и Арабелла, Леонора и Маргарита совершенны, как ювелирные изделия, с тою разницей, что последние редко выходят за пределы утилитаризма.
Шкала совершенства не разработана, тем не менее, думается, что сталкиваясь с таким даром и таким мастерством, как у Монтсеррат Кабалье мы приближаемся к вершине таинственного совершенства.

Александр Балтин

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1